+7(499)-938-42-58 Москва
8(800)-333-37-98 Горячая линия

Обусловленное исполнение обязательства

Исполнение обязательств

Обусловленное исполнение обязательства

См. также Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2016 года № 54 | “О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении”

Понятие исполнения обязательств

Исполнение обязательства обычно рассматривается как исполнение субъективной обязанности (долга), возложенной на должника, т.е. со­вершение им соответствующих действий (или воздержания от дейст­вий), составляющих предмет обязательства.

Однако долг представля­ет собой хотя и наиболее важную, но все же часть обязательства, не исчерпывающую его содержание как гражданского правоотношения.

Другую его часть составляет субъективное право кредитора, реализа­ция которого, строго говоря, тоже должна включаться в общее поня­тие исполнения обязательства.

Наконец, на кредитора в обязательстве нередко возлагаются и особые кредиторские обязанности (исполне­ния которых вправе потребовать должник).

Поэтому исполнение обя­зательства состоит в совершении кредитором и должником действий, со­ставляющих содержание их взаимных прав и обязанностей.

Надлежащее исполнение – произведенное должником кредитору обусловлен­ным в их договоре, указанным в законе или соответствующим обы­чаям способом в установленный срок и в должном месте, признает­ся надлежащим.

Надлежащее исполнение во всех случаях освобождает должника от его обязанностей и прекращает обязательство (п. 1 ст. 408 ГК). Оно составляет цель установления и существования всех обяза­тельств.

Всякое иное исполнение, не являющееся надлежащим, на­пример частичное или просроченное, становится основанием для при­менения к должнику соответствующих принудительных мер, включая и меры гражданско-правовой ответственности.

Исполнение обязательства как правомерное и волевое действие (по­ведение) должника, направленное на прекращение имеющейся у него обязанности (долга), можно считать сделкой, причем односторонней.

Однако:

  1. ее содержание определено основанием возникнове­ния соответствующего обязательства (в наиболее часто встречающих­ся договорных обязательствах оно определено договором, т.е.

    двусто­ронней сделкой должника и кредитора);

  2. она рассчитана на соответствующее ей волеизъяв­ление (согласие) кредитора по принятию предложенного должником исполнения (которое обычно предполагается (презюмируется), но в конкретной ситуации может и отсутствовать).

Иначе говоря, исполнение должником своей обязанности, рассмот­ренное в качестве «сделки», во многих случаях является частью (элемен­том) сложного юридического состава, влекущего прекращение обяза­тельства.

При этом в случаях, когда правопорождающее значение име­ет государственная регистрация сделки (например, при отчуждении недвижимости), именно она, а не надлежащее исполнение становится завершающим юридическим фактом в указанном составе.

Кроме то­го, исключение составляют реальные сделки, а также консенсуальные сделки, исполняемые в момент их совершения, поскольку в этих слу­чаях исполнение сделки совпадает с ее заключением и потому не составляет особую, самостоятельную «стадию» развития соответствую­щих обязательственных отношений. В ряде обязательств по оказанию услуг (например, медицинских, образовательных, культурно-зрелищ­ных и т.п.), а также в обязательствах, состоящих в воздержании от ка­ких-либо действий, исполнение носит фактический, а не юридический характер.

Следовательно, исполнение договорного обязательства дале­ко не всегда может быть рассмотрено в качестве совокупности односто­ронних сделок должника и кредитора (юридического состава).

Исполнение обязательства, охватывающее действия как должника, так и кредитора (на котором лежат «кредиторские обязанности» по принятию исполне­ния), является формой реализации (осуществления) прав и обязанностей, которая может иметь как юридический, так и фактический характер.

По общему правилу кредитор вправе не принимать исполнение обязательства по частям (ст. 311 ГК РФ). Такая обязанность может быть предусмотрена законом, иными правовыми актами, условиями обязательства, а также вытекать из обычаев или существа обязательства.

В частности, из существа денежного обязательства по общему правилу вытекает возможность его исполнения по частям, в силу чего кредитор не вправе отказаться от принятия исполнения такого обязательства в части.

При этом делимость предмета обязательства сама по себе не создает обязанности кредитора принять исполнение по частям.

Если иное не предусмотрено соглашением сторон и не вытекает из обычаев или существа обязательства, должник

  • вправе при исполнении обязательства потребовать доказательств того, что исполнение принимается самим кредитором или управомоченным им на это лицом, и
  • несет риск последствий непредъявления такого требования (п. 1 ст. 312 ГК РФ).

Должник не считается просрочившим в случае отказа от исполнения обязательства до получения подтверждения того, что исполнение принимается надлежащим лицом (просрочка кредитора – ст. 406 ГК РФ).

По смыслу п. 2 ст.

312 ГК РФ право должника требовать от представителя кредитора подтверждения его полномочий, в частности предъявления доверенности, удостоверенной нотариально, возникает тогда, когда

  1. исполнение принимается от имени представляемого лицом, действующим на основании письменного документа, а письменное уполномочие не было представлено непосредственно должнику кредитором  (п. 3 ст. 185 ГК РФ) или
  2. когда полномочия представителя кредитора содержатся в договоре между кредитором и должником (п. 4 ст. 185 ГК РФ).

Стороны вправе в своем соглашении установить порядок подтверждения полномочий представителя кредитора, например, установить, что при наличии сомнений должник обращается непосредственно к кредитору с требованием оперативно подтвердить полномочия его представителя в простой письменной форме, в том числе в форме электронного документа и иного сообщения, переданного по каналам связи (статьи 1651, 1851, 434 ГК РФ). В таком случае полномочия представителя кредитора подтверждаются в предусмотренном сторонами порядке.

В силу специального регулирования должник не вправе требовать нотариально удостоверенной доверенности:

  • от законного представителя (статьи 26, 28 ГК РФ) и
  • в случае, если полномочия явствуют из обстановки, в которой действует представитель (п. 1 ст. 182 ГК РФ).

Особенности исполнения денежных обязательств

По смыслу п. 1 и 2 ст.

313 ГК РФ кредитор считается просрочившим, если он отказался принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом, лишь в следующих случаях, когда:

  1. должником допущена просрочка исполнения денежного обязательства либо
  2. кредитор знал или должен был знать, что исполнение возложено должником на указанное третье лицо или такое третье лицо подвергается опасности утратить свое право на имущество должника вследствие обращения взыскания на это имущество.

Вместе с тем, если из закона, иных правовых актов, условий или существа обязательства вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично, то кредитор не обязан принимать исполнение, предложенное третьим лицом, и, соответственно, не считается просрочившим (п. 3 ст. 313 ГК РФ).

Просроченное денежное обязательство может быть исполнено третьим лицом и в том случае, когда его возникновение связано с личностью должника, например, уплата долга по алиментам.

По смыслу п. 1 ст.

316 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом, по денежным обязательствам, исполняемым путем безналичных расчетов, местом исполнения обязательства является место нахождения банка (его филиала, подразделения), обслуживающего кредитора (получателя средств). При этом моментом исполнения денежного обязательства является зачисление денежных средств на корреспондентский счет банка, обслуживающего кредитора, либо банка, который является кредитором.

Если должника и кредитора по обязательству, исполняемому путем безналичных расчетов, обслуживает один и тот же банк, моментом исполнения такого обязательства является зачисление банком денежных средств на счет кредитора.

Принципы исполнения обязательств

Исполнение любых обязательств подчиняется некоторым общим требованиям, составляющим принципы исполнения обязательств:

  • принцип надлежащего исполнения;
  • принцип недопустимости одностороннего отказа от исполнения обяза­тельства;
  • принцип реального исполнения;
  • принцип разумности;
  • принцип добросовестности.

Принцип надлежащего исполнения традиционно конкретизирует­ся в понятии договорной дисциплины, соблюдение которой предпола­гает необходимость точного и своевременного исполнения сторонами договора всех своих обязанностей в строгом соответствии с условия­ми их соглашения и требованиями законодательства.

Принцип недопустимости одностороннего отказа от исполнения обяза­тельства выражается в запрете одностороннего отказа должника от испол­нения имеющихся обязанностей, а для договорных обязательств — также в запрете одностороннего изменения их условий любым из участников (ст. 310 ГК).

Нарушение данного запрета рассматривается как основа­ние для применения мер гражданско-правовой ответственности.

Односторонний отказ от исполнения обязательств или односторон­нее изменение их условий разрешается лишь в виде исключения, прямо предусмотренного законом, в частности для обязательств, вытекающих из фидуциарных сделок, или, например, в договоре банковского вклада, где допускается одностороннее изменение банком размера процентов, на­числяемых по срочным вкладам (п. 2 ст. 838 ГК). В обязательствах, связан­ных с осуществлением обоими участниками предпринимательской дея­тельности (т.е. в профессиональном, предпринимательском обороте), воз­можность одностороннего отказа от их исполнения или одностороннего изменения их условий может быть предусмотрена также договором.

Принцип реального исполнения означает необходимость соверше­ния должником именно тех действий (или воздержания от опреде­ленных действий), которые предусмотрены содержанием обязатель­ства.

Из этого вытекает недопустимость по общему правилу замены предусмотренного обязательством исполнения денежной компенса­цией (возмещением убытков).

Поэтому в случае ненадлежащего ис­полнения обязательства должник не освобождается от обязанности его дальнейшего исполнения в натуре, если только иное не предусмот­рено законом или договором (п. 1 ст. 396 ГК).

Этот принцип лежит в основе предоставленной кредитору неисправ­ного должника возможности исполнить обязательство в натуре (изгото­вить вещь, выполнить работу или получить услугу) с помощью третьего лица или даже самому, но за счет своего контрагента (ст. 397 ГК).

По той же причине при неисполнении должником обязательства по передаче кредитору индивидуально определенной вещи последний вправе по­требовать отобрания этой вещи у должника (ч. 1 ст. 398 ГК). Обязан­ность по возмещению внедоговорного вреда также может заключаться в его возмещении в натуре (предоставление вещи того же рода и каче­ства, ремонт поврежденной вещи и т.п.) (ст. 1082 ГК).

Вместе с тем во многих случаях практически невозможно понудить неисправного должника к исполнению его обязательства в натуре да­же путем исполнения судебного решения (например, при нарушении им обязательств по поставке товаров, перевозке грузов, проведению строительных работ).

Поэтому по общему (впрочем, диспозитивному) правилу закона должник, исполняющий обязательство хотя бы и ненад­лежащим образом (например, с просрочкой или частично), не освобо­ждается от обязанности его дальнейшего исполнения в натуре, тогда как должник, вовсе не исполняющий свое обязательство, такой обязан­ности не несет, но должен возместить все причиненные этим убытки (ср. п. 1 и 2 ст. 396 ГК), включая возможное исполнение этого обязательства за его счет другим лицом. Должник также освобождается от исполнения обязательства в натуре, если такое исполнение вследствие допущенной им просрочки утратило интерес для кредитора либо по­следний согласился получить за него отступное (п. 3 ст. 396 ГК).

Исполнение обязательства должно также подчиняться принципам разумности и добросовестности как общим принципам осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей (п. 3 ст. 10 ГК).

В соот­ветствии с принципом разумности, например:

  • обязательства должны ис­полняться «в разумный срок» (если точный срок их исполнения не пре­дусмотрен и не может быть определен по условиям конкретного обя­зательства);
  • кредитор вправе «за разумную цену» поручить исполнение обязательства третьему лицу за счет неисправного должника;
  • кредитор должен принять «разумные меры» к уменьшению убытков, причинен­ных ему неисправным должником, и т.д.

На принципе добросовестности, в частности, основаны императивные правила исполнения подрядных обязательств об «экономном и расчетливом» использовании подрядчи­ком материала, предоставленного заказчиком (п. 1 ст.

713 ГК), и о не­обходимости содействия заказчика подрядчику в выполнении работы (п. 1 ст. 718 ГК).

При исполнении договорных обязательств, возникаю­щих в международном коммерческом обороте, обязательными также признаются принципы «добросовестности и честной деловой практики», а также взаимного сотрудничества сторон.

Источник: https://jurkom74.ru/ucheba/ispolnenie-obyazatelstv

Обусловленное исполнение обязательства

Обусловленное исполнение обязательства

В 2015 г. в ГК РФ появилась статья 327.1, «Обусловленное исполнение обязательства», посвящённая потестативным условиям сделки.

Потестативность

Само слово «потестативность» произошло от лат. potestas, «власть», под потестативными условиями понимаются условия, появление которых – во власти, в воле одной из сторон сделки. Как таковое понятие сделки под потестативным условием фактически в ГК присутствовало ещё до появления ст. 327.1: в ст.

157 постулировалось, что может существовать сделка под отлагательным либо отменительным условием, когда некое ещё не возникшее обстоятельство влияет на будущее сделки.

Стороны могут сознательно сформировать ситуацию правовой неопределенности, когда сделка или по свершении отлагательного условия вступит в силу, или по свершении отменительного условия будет расторгнута.

Но на практике суды прежде придерживались подхода, что на основании ст. 157 ГК нельзя заключать сделки, где условие находится именно во власти одной из сторон сделки.

Абстрактный пример: некто планирует купить компанию и оформляет под это кредит в банке, но сама покупка компании зависит от согласия ФАС.

Покупатель должен был бы обратиться в ФАС с соответствующим ходатайством, без чего согласия не будет, и сделка с банком тоже не вступит в силу, то есть это действие строго в воле покупателя.

И ставить кредитную сделку с банком в зависимость от желания покупателя компании обратиться в ФАС, по мнению судов, было бы нельзя. Несмотря на то, что в нормах ГК есть правила о последствиях недобросовестного влияния стороны сделки на наступление либо ненаступление условий, последствиях искусственного сдерживания, судебная практика строилась на том, что потестативные сделки недопустимы.

Однако в бизнесе есть масса ситуаций, когда требуется заключать соглашения именно такого характера: в аренде, поставках, услугах, лизинге; в сделках слияния и поглощения компаний часто условия вступают в силу в зависимости от действий контрагента, и т. д. Назрела необходимость скорректировать эти положения законодательно.

Абсолютно потестативные и частично потестативные условия

В европейской юридической науке потестативные условия как таковые подразделяются на два типа: полностью потестативные условия и частично потестативные условия.

Частично потестативное условие – это обстоятельство, зависящее и от воли стороны, и от воли третьих лиц.

Вышеупомянутый пример со сделкой, для которой требуется согласие ФАС, подпадает под тип сделок под частично потестативным условием: не только потенциальный покупатель может не обратиться в ФАС, но и ФАС может не дать согласие на покупку акций компании, сочтя, что в данном случае есть угроза идее защиты конкуренции.

И есть абсолютно потестативные условия, целиком зависящие от воли стороны. С ними есть ряд сложностей.

Потестативность  может лежать, например, в сфере должника: «если я захочу, то я верну долг кредитору».

Можно представить себе ситуации, когда это не из ряда вон выходящее условие: кредитор и должник доверяют друг другу, а одалживаемая сумма для кредитора невелика.

Подобное можно назвать «сделкой с мерцающей каузой»: по изначальному соглашению с кредитором кауза по воле должника может быть изменена с займа на дарение. Такое, конечно, для бизнес-отношений нехарактерно.

Также потестативность может лежать в сфере кредитора: от его воли зависит, будет должник должен, или нет.

Скажем, кредитор предоставляет средства, но займом это становится, только если кредитор примет решение, например, о приобретении некоего имущества – если не примет, сумма не должна быть возвращена.

Кредитор формирует ситуацию правовой неопределенности, когда потенциальный должник будет зависеть от появления обстоятельства, активирующего правовой эффект.

Европейская традиция исходит из того, что подобная потестативность недопустима. Нельзя ставить сделку в зависимость от таких событий, чьё появление строго в воле одной стороны и никого более. В российской практике отношение к потестативности было ещё более жёсткое.

Статья 327.1 ГК РФ

Обусловленное исполнение обязательства, которое регулируется ст. 327.1, отличается от сделок под условием. Потестативная сделка полностью зависит от свершения или ненаступления события.

А обусловленное исполнение обязательства, равно как и осуществление изменений прекращения определенных прав по договорному обязательству, может быть обусловлено совершением либо несовершением одной из сторон определенных действий, либо наступлением иных обстоятельств, предусмотренных договором, в том числе, полностью зависящих от воли одной из сторон.

Иными словами, ст. 327.1 позволяет поставить в зависимость не всю сделку целиком, а конкретные обязанности по договору. В примере о покупке компании это будет обязанность банка выдать кредит, которая вступить в силу только по получении покупателем согласия ФАС на сделку.

Т. о., проблема потестативности решается не с помощью ст. 157, а с помощью предоставленной ст. 327.1 возможности структурирования сделок, где обязанности или права одной стороны возникают по свершении условий, зависящих от второй стороны.

ВС РФ в постановлении пленума № 25 от 23 июня 2015 г. в п. 52 высказался по поводу применения ст. 157:

«Последствия недобросовестных действий (бездействия) стороны сделки, способствовавших наступлению или ненаступлению условия, установлены пунктом 3 статьи 157 ГК РФ.

Если наступлению условия недобросовестно воспрепятствовала сторона, которой наступление условия невыгодно, то условие признается наступившим.

Если наступлению условия недобросовестно содействовала сторона, которой наступление условия выгодно, то условие признается ненаступившим.

По смыслу пункта 3 статьи 157 ГК РФ не запрещено заключение сделки под отменительным или отлагательным условием, наступление которого зависит в том числе и от поведения стороны сделки (например, заключение договора поставки под отлагательным условием о предоставлении банковской гарантии, обеспечивающей исполнение обязательств покупателя по оплате товара; заключение договора аренды вновь построенного здания под отлагательным условием о регистрации на него права собственности арендодателя».

Т. о., ст. 327. 1 позволяет ставить часть сделки в зависимость от события в воле стороны, а ВС РФ в отношении ст. 157 допустил устанавливать условием сделки событие, находящееся под влиянием другой стороны сделки. Совокупно это делает имеющийся инструментарий структурирования сделок ещё более развитым.

Условное исполнение обязательств в ГК

Источник: https://www.law.ru/article/5907-qqq-16-m5-10-05-2016-obuslovlennoe-ispolnenie-obyazatelstva

Условное исполнение обязательств в ГК

Обусловленное исполнение обязательства

Стенограмма лекции Р. С. Бевзенко.

Условное исполнение обязательств в ГК

Сегодня поговорим о новелле ГК, ст. 327.1, которая называется «Обусловленное исполнение обязательства».

В чем причина появления этой статьи? Чего законодатель хотел достичь и какие проблемы он хотел разрешить включением в Кодекс данной нормы?

На протяжении долгих лет в российском праве существовала проблема, которая была связана с тем, что  отечественная доктрина и судебная практика отказывались признавать возможность существования так называемых потестативных условных сделок.

Потестативность – от лат. potestas, «власть», потестативное условие в сделке – это условие, которое находится во власти одной из сторон условной сделки.

См. также Практика использования условия о возмещении потерь

Статья 157 ГК РФ

Ст. 157 ГК РФ говорит о том, что сделка может быть поставлена под условие, отлагательное либо отменительное, т. е. поставлена в зависимость от наступления события, относительно которого неизвестно, наступит оно, или нет. Т. е.

стороны могут создать ситуацию правовой неопределенности, когда у них сделка либо вступит в силу, соответственно, будет отлагательное условие, либо прекратиться, это будет отменительное условие, если случится то или иное событие.

Т. е. получается, что Кодекс в качестве принципиального требования к условию, т. е. к событию, которое выступает условием сделки, упоминает такую характеристику этого события, как неизвестность – наступит соответствующее событие, или нет.

Этим условие отличается от срока, т. е. если срок наступает неизбежно, то условие – неизвестно наступит, или нет.

Одни и те же обстоятельства при определенных обстоятельствах могут рассматриваться как условие в сделке, а при определенном ракурсе могут рассматриваться как срок. Например, если в договоре написано «кто-то умрет, то договор вступит в силу», это срок, потому что ст.

190 ГК РФ говорит о том, что срок – это указание на событие, которое неизбежно наступит. А вот если в договоре будет написано так «если кто-то умрет в 2016 году…», это уже будет условие.

Жизнь показывает, что иногда стороны заключают условные сделки, ставя в качестве условия событие, наступление которого связано с действиями самого лица. Допустим, вы – банк, а я – ваш клиент, вы мне предоставляете кредитную линию на покупку акций какой-то компании, т. е. я покупаю какую-то компанию, и вы кредитуете эту покупку.

Мы с вами в договор включим условие о том, что договор кредитной линии вступит в силу, если я получу согласие антимонопольного органа на покупку пакета акций. Т. е., допустим, что та сделка, которую вы как банк финансируете – покупка мною акций, – требует согласования с антимонопольным органом.

В договоре мы прописываем, что кредитная линия на покупку акций вступит в силу, если антимонопольный орган даст согласие.

Прежняя судебная практика

Если бы мы отказались в суде с этим спором, и там вдруг в том или ином ракурсе встал бы вопрос о действительности нашего договора, позиция о том, что так можно договариваться, имела бы немного шансов на успех.

Дело в том, что российские суды придерживаются подхода, который заключается в том, что потестативное условие в сделках, т. е. условие, которое находится во власти одной из сторон сделки, недопустимо, оно противоречит ст. 157 ГК РФ.

Совершенно непонятно, почему эта теория возникла, но она возникла.

Суды, скорее всего, будут рассуждать, что в нашей сделке есть условие о том, что ФАС должна дать согласие, но для того, чтобы антимонопольный орган дал согласие на покупку этих акций, заемщик должен обратиться в антимонопольный орган с соответствующим ходатайством.

Если заемщик этого не делает, то соответствующее событие, дача согласия, никогда не наступит. Дальше суды поясняют, что ст. 157 ГК РФ говорит о том, что сделка поставлена под условие, т. е. в зависимость от наступления события, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет.

Суды говорят, что если условие находится в вашей власти, оно потестативно. Это будет означать, что вы знаете, наступит оно или нет, если вы захотите, вы можете воспрепятствовать наступлению условия. Т. е.

я могу никогда не обращаться в ФАС за ходатайством, это значит, что договор кредита никогда не вступит в силу. А так, по мнению российских судов, нельзя.

Я не понимаю, откуда суды взяли подобные подходы, этого не написано в ГК, и это невозможно вывести из норм ГК.

Более того, на мой взгляд, в нормах ГК есть правила, посвященные последствию того, что, например, одна сторона пытается недобросовестно оказывать влияние на наступление либо ненаступление условия.

Сам Кодекс, устанавливая последствия искусственного сдерживания наступления либо ненаступления условий, допускает потестативность. Но суды этого не видят вообще, и судебная практика исходит из того, что потестативные сделки недопустимы.

Это плохо, потому что это сильно вредит бизнесу. Можно привести множество примеров, связанных с арендой, с поставками, с лизингом и т. д., где мы ставим сделку в зависимость от наступления либо ненаступления обстоятельства, которое, в том числе, находится в моей власти.

Получается, что суды на ровном месте, мне кажется, выдумали какую-то совершенно глупую и необоснованную теорию, и она, к огромному разочарованию юристов, «душит» гражданское право из-за невозможности конструирования условных сделок, связанных с событиями, на которые может оказать влияние сторона по сделке. Особенно очень расстраиваются юристы, которые занимаются корпоративным правом. В корпоративных соглашениях, в сделках слияний и поглощений очень часто те или иные условия вступают в силу в зависимости от каких-то действий, которые может совершить другой контрагент.

Европейское понимание потестативности

Откуда взялся этот концепт о том, что потестативное условие в сделках недопустимо?

Эта ложно понятая российскими судами теория потестативности, которая есть в европейской юриспруденции.

Европейцы очень осторожно относятся к условиям в сделках, которые подвешивают сделку в столь неопределенное состояние, что один из контрагентов перестает понимать, находится ли он в какой-то правовой связи, или нет.

Для того чтобы понять, как это работает, надо вспомнить о том, что те же самые европейцы делят потестативные условия в сделках на две группы –  на условия полностью потестативные и условия отчасти потестативные, назовем их абсолютно потестативные и частично потестативные.

Частично потестативные условия

Частично потестативные, это когда условие в сделке – это событие, которое зависит от твоей воли, но которая зависит и от воли других лиц. Например, «если ты женишься, то мы тебе подарим квартиру».

Событие «если ты женишься» – оно полностью потестативно, или отчасти? Семейный Кодекс говорит о том, что для вступления в брак требуется воля двух сторон, поэтому другая сторона должна тоже этого хотеть, т. е.

, получается, что наступление события, брака, зависит от твоей воли, но и от воли другого лица.

Пример с согласием ФАС – также отчасти потестативное условие, потому что антимонопольный орган может и не выдать согласия на покупку акций, т. к. может счесть, что в данном случае будет нарушаться идея защиты конкуренции.

Или то, что связано с выдачей разрешения на строительство: если дадут разрешение, то инвестконтракт вступает в силу, но вполне может оказать, что в пакете документов, представленных тобой, чего-то не хватает, и тебе откажут в выдаче разрешения.

Европейские юристы скажут, что все нормально.

Абсолютно потестативные условия

Проблема с абсолютно потестативными условиями. Они бывают двух типов. Бывает, когда потестативность лежит в сфере должника и, мне кажется, что ничего плохого в таких условиях тоже нет. Есть такой пример, что полностью потестативная сделка поставлена под условие «если я захочу», т. е.

если я захочу – я тебе верну долг. На первый взгляд звучит чудно. Но в этом ничего такого нет. Допустим, вы у меня попросили занять вам 100 руб., я вам одолжил, потому что мы давно друг друга знаем, и для меня это небольшая сумма, и говорю вам, что можете вернуть, как сможете.

Некоторые коллеги используют очень красивый образ для того, чтобы описать юридическую природу такой сделки «верни, если сможешь», называя ее «сделкой с мерцающей каузой». Кауза моего предоставления – заем, я вам даю 100 руб.

взаймы, но мы договариваемся о том, что если вы захотите, то вы можете поменять каузу на предоставление и сказать, как будто я вам подарил, т. е. ваша воля может поменять каузу. Если вы хотите, то сохраняете заем, а если не хотите, то вы превращаете заем в дарение.

Я готов на то, что я не взаймы дал вам, а что это превратиться в дарение. В бизнесе таких сделок, скорее всего, не будет, потому что в бизнесе дарение невозможно.

Есть еще одна разновидность полной потестативности, когда потестативность лежит в сфере кредитора, когда от действий кредитора зависит, будет должник должен или нет. Например, мы договорились, что договор вступит в силу, и вы станете мне должны, если я с утра посмотрю телевизор.

Получается, что я своими действиями могу создать такую ситуацию правовой неопределенности, когда вы будете каждый день мне звонить и спрашивать, посмотрел ли я телевизор.

Другая сторона, тем самым, будет поставлена в состояние правовой неопределенности, когда же наступит то условие, которое создаст для сделки правовой эффект. Европейская  традиция исходит из того, что такая потестативность недопустима.

Нельзя делать так, чтобы событие зависело исключительно от меня, в формировании события не участвовал вообще никто, кроме меня, и я, тем самым, подвешивал бы должника в состояние полнейшей правовой неопределенности.

Теперь сравните это с тем, что имеется в российской практике. Суды, конечно же, все эти тонкости, как полная потестативность, относительная потестативность на стороне должника, потестативность на стороне кредитора не изучают. Где-то они услышали, что нельзя, чтобы условие в сделке было связано с поведением одной из сторон, и такие договоры всегда признавались недействительными.

Разница между применением ст. 157 и ст. 327.1 ГК 

Ключевая разница между условной сделкой в том виде, который я описал, и ст. 327.1, заключается как раз в этом, что по ст. 157 подвешивается вся сделка в целом,  а по ст. 327.1 подвешиваются отдельные права либо отдельные обязанности по этой сделке.

Подвешивается в зависимость от наступления события, которое обусловлено договором, это событие может быть, в том числе, действием одной из сторон обязательства, либо иные обстоятельства, предусмотренные договором, в том числе, полностью зависящих от воли одной из сторон этой сделки. Т. е.

получается, что проблема потестативности вроде бы решена с заднего хода, через ст. 157 в лоб не получилось проблему решить, пошли через задний ход, через ст. 327.

1 – возможность структурирования сделок так, чтобы пока не наступило событие, которое зависит от моего поведения, у контрагента не наступало прав либо обязанностей. Теперь этот механизм появился в кодексе.

Разъяснения ВС РФ

ВС РФ в Постановлении Пленума № 25 от 23 июня 2015 г. проявил чудеса либерализма и в п.

52 этого постановления ВС, удивляясь, говорит о том, зачем же суды признают ничтожными сделки, если в качестве условия выступает действие одной из сторон, ничего подобного нет в ГК, и что делать так больше нельзя. Т. е.

идея была такая, что Кодекс не запрещает потестативное условие в сделках, т. е. условие, которое зависит от поведения стороны по сделке.

У нас появилась 327.

1, которая дает возможность подвешивать не всю сделку в целом, а только часть сделки, в виде отдельных прав и обязанностей, в зависимость от наступления события, которое зависит от нас, а ВС в разъяснениях Пленума одновременно провел очень жесткую либерализацию интерпретации ст. 157 ГК РФ, установив допустимость указания в качестве условия в условной сделке события, на которое может оказать влияние другая сторона сделки, потому что это условие и есть действие другой стороны по сделке. Т. е. получается, что проблема решена, и она решена с июня 2015 г. Это означает, что у участников оборота появился довольно развитый инструментарий, связанный со структурированием сделок и постановкой этих сделок под условие наступления либо ненаступления того или иного обстоятельства.

Позиция Верховного суда РФ по сделкам под потестативными условиями

Читайте в журнале «Юрист компании»

Потестативные условия: статья 327.1 ГК РФ

Источник: https://www.arbitr-praktika.ru/article/1909-uslovnoe-ispolnenie-obyazatelstv-v-gk-uracademy

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.