+7(499)-938-42-58 Москва
8(800)-333-37-98 Горячая линия

Понятия добросовестности и справедливости в контексте судебного разбирательства

Принцип добросовестности

Понятия добросовестности и справедливости в контексте судебного разбирательства

При исполнении договора стороны нередко ведут себя недобросовестно. При этом формально их действия обычно находятся в рамках закона.
Постановление Пленума ВС РФ от 23.06.

15 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ» начинается с такого основополагающего принципа российского гражданского права, как добросовестность участников правоотношений.

Без этого принципа суду невозможно вершить правосудие, основанное не только на принципе законности, но и на принципе справедливости.

Критерии добросовестности

Верховный суда РФ в указанном пленуме постарался дать определение добросовестности, определив примерные критерии, которыми должны руководствоваться судьи при рассмотрении гражданских споров.

При оценке действий сторон как добросовестных или недобросовестных судам следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации.

Следует обратить внимание на следующие факторы, имеющие значение при квалификации поведения на соответствие принципу добросовестности.

В своем поведении субъект гражданских правоотношений должен учитывать не только свои интересы, но и законные интересы других субъектов, вступающих с ним в правоотношения. Это отнюдь не означает, что такой субъект должен быть альтруистом и ставить благополучие других лиц на первое место.

Суть этих разъяснений сводится к тому, что добросовестный субъект действует таким образом, чтобы его поведение не только не нарушало требования действующего законодательства, но и учитывало права и законные интересы других лиц в той мере, в которой указанные лица вправе рассчитывать на это исходя из общепринятых правил.

Добросовестность и недобросовестность – это оценочные понятия. При оценке поведения лица на предмет добросовестности суд должен учитывать как внешние (объективные) факторы, сопутствующие возникновению спорного правоотношения, так и его правовую природу, что требует от суда не только знания норм права, но и наличия житейского опыта, а также понимания экономических интересов сторон.

Вышесказанное относится к объективной добросовестностью. Однако существует и субъективная добросовестность, Под добросовестностью в субъективном смысле принято понимать такое состояние лица, в котором оно не знало и не должно было знать о существовании обстоятельств, препятствующих ему осуществлять какие-либо действия, направленные на возникновение правовых последствий.

Классический пример добросовестности в субъективном смысле слова – это добросовестный приобретатель (ст.

302 ГК РФ), то есть лицо, которое не имеет правовых оснований для владения спорным имуществом (незаконный владелец), но приняло все разумные меры для выяснения правомочий контрагента на отчуждение имущества, однако не знало и не могло знать, что оно приобретает имущество у неуправомоченного лица.

Таким образом, ВС РФ придал презумпции добросовестности широкий простор, распространив ее на объективную и субъективную добросовестность.

Презумпция добросовестности

Российское гражданское законодательство традиционно исходит из презумпции добросовестности участников гражданских правоотношений. Пункт 5 ст. 10 ГК РФ гласит, что добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Это, в частности, означает, что ни на одном лице не лежит бремя доказывания того обстоятельства, что его поведение было добросовестным, – указанный факт предполагается.

В свою очередь обязанность доказывания обратного (то есть недобросовестности) лежит на лице, которое ссылается на указанное обстоятельство в обоснование своих требований и/или возражений.

В связи с положениями названной нормы в судебной практике возникал вопрос: распространяются ли эти нормы на добросовестность в объективном или субъективном смысле. Пленум Верховного суда РФ решил, что указанная норма имеет общий характер и должна применяться к обоим видам добросовестности. Подтверждением этого обстоятельства, служат положения пункта 22.

При этом Верховный суд РФ обратил внимание судов на существование презумпции, что лицо, полагающееся на данные ЕГРЮЛ, не знало и не должно было знать о недостоверности таких данных.

В связи с расширением сферы презумпции добросовестности в пункте 133 постановления № 25 был признан не подлежащим применению абзац 1 пункта 38 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29.04.

10 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», который возлагал на добросовестного приобретателя (ст.

302 ГК РФ) бремя доказывания того обстоятельства, что при совершении сделки он не знал и не должен был знать о неправомерности отчуждения имущества продавцом, в частности принял все разумные меры для выяснения правомочий продавца на отчуждение имущества.

Таким образом, Верховный суд РФ в своем пленуме придал презумпции добросовестности максимально широкий простор, распространив ее как на объективную, так и на субъективную добросовестность. Предложенный Верховным судом РФ соответствует смыслу положений, содержащихся в п.5 ст. 10 ГК РФ.

Существование презумпции добросовестности при определенных обстоятельствах не лишает суд возможности признать поведение лица недобросовестным по собственной инициативе. Пленум ВС РФ указал на это в абзаце 4 пункта 1 постановления № 25.

Следовательно, по мнению Верховного суда РФ, суд по собственной инициативе вправе признать поведение лица недобросовестным не только в том случае, когда на это обстоятельство ссылается лицо, участвующее в деле, но и в том случае, если имеющиеся в деле доказательства бесспорно свидетельствуют о том, что поведение лица не соответствует принципу добросовестности. Однако прежде чем применять негативные правовые последствия, связанные с осуществлением недобросовестного поведения, суд обязан вынести на обсуждение сторон обстоятельства, которые, по его мнению, свидетельствуют о нарушении принципа добросовестности. Последнее правило не противоречит принципу состязательности и диспозитивности, а развивает положения, содержащиеся в части 3 статьи 9 АПК РФ и части 2 статьи 12, части 2 статьи 56 ГПК РФ, согласно которым суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом.

При этом стоит отметить один важный недостаток разъяснений пленума ВС РФ. Обязав суд ставить указанные обстоятельства на обсуждение, Пленум Верховного суда РФ не разъяснил, какое решение должен принять суд, если, на его взгляд, принцип добросовестности был нарушен, а стороны отрицают факт недобросовестного поведения.

Вероятно, в этой ситуации суд все же может квалифицировать поведение лица как недобросовестное и применить санкции.

Но только если обстоятельства дела свидетельствуют о том, что недобросовестное поведение не только негативным образом повлияло на лиц, которые отрицают факт недобросовестности, но и негативно затрагивает права и законные интересы третьих лиц либо интересы общества в целом.

Последствия недобросовестного поведения

Верховный суд РФ в своем пленуме не стал подробно останавливаться на последствиях недобросовестного поведения. Тем не менее он акцентировал внимание на ключевых моментах этого сложного вопроса.

«Суд должен учитывать как характер поведения нарушителя, так и негативные последствия такого поведения»Во-первых, в абзаце 5 пункта 1 постановления № 25 он отметил, что, если суд установит недобросовестное поведение одной из сторон, он в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (п. 2 ст. 10 ГК РФ). Например, признает условие, которому недобросовестно воспрепятствовала или содействовала эта сторона соответственно наступившим или ненаступившим (п. 3 ст. 157 ГК РФ); указывает, что заявление такой стороны о недействительности сделки не имеет правового значения (п. 5 ст. 166 ГК РФ).

Таким образом, определяя последствия нарушения принципа добросовестности, суд должен учитывать как характер поведения нарушителя, так и негативные последствия такого поведения. Отсюда санкция должна быть соразмерна последствиям недобросовестного поведения.

Источник: http://pershickow.ru/princip-dobrosovestnosti.

Общий принцип добросовестности в гражданском праве

Понятия добросовестности и справедливости в контексте судебного разбирательства

Принцип добросовестности в гражданском праве законодательство закрепило с 01.02.2013 г. В этот день вступили в действие соответствующие поправки в ГК.

С этого момента принцип добросовестности в российском гражданском праве выступает в качестве одного из важнейших ориентиров для поведения субъектов. Ключевые положения установлены в 1 статье, пунктах 3, 4.

Рассмотрим далее, как действует принцип добросовестности в гражданском праве России (кратко).

Характеристика

Принцип добросовестности в гражданском праве – это требование, в соответствии с которым не допускается извлечение преимущества из своего поведения, если оно нарушает интересы других субъектов. Принятыми в ГК поправками была частично модернизирована 10 статья.

В новой редакции существенно конкретизированы пределы реализации гражданских прав. При этом запретные действия были расширены до обхода нормативных положений, расцениваемого как наивысшая форма злоупотребления юридическими возможностями.

Обновленные нормы корреспондируют с требованием, закрепленным статьей 1 Кодекса.

Рассматривая содержание принципов добросовестности в гражданском праве в корреспонденции с требованием о недопустимости злоупотребления юридическими возможностями, следует ответить на ряд вопросов. Такая необходимость связана с некоторыми неясностями при практическом применении норм.

В частности, принцип добросовестности в гражданском праве закреплен в ст. 1 Кодекса. Данный факт говорит о “старшинстве” нормы. При этом отсылка на п. 1 10 статьи ГК указывает на равенство принципов недопустимости злоупотребления и добросовестности. В этой связи необходимо выяснить, входит ли первая норма во вторую.

Если ответ будет положительным, то на следующем этапе важно понять, насколько глубоко включено требование о недопустимости злоупотребления в принцип добросовестности в гражданском праве. Кратко говоря, первая норма может выступать обратной стороной второй в этом случае. Также необходимо выяснить, не является ли положение ст.

1 частным правилом, исходящим из требования о недопустимости злоупотребления. Возникновение этого вопроса связано с тем, что нормы ст. 10 были введены в действие раньше, чем принцип добросовестности в гражданском праве.

Судебная практика, сложившаяся при применении требования о недопустимости злоупотреблений, при этом стала основой использования положений ст. 1 ГК. И, наконец, следует определить, не относятся ли указанные категории к различным юридическим институтам?

Требование о недопустимости злоупотреблений и принцип добросовестности в гражданском праве в первую очередь определяют суть и отражают направления развития всей системы норм ГК. Они обеспечивают укрепление единства положений и отношений, регулируемых ими.

Фактически они выступают в качестве внутренних законов для использования и совершенствования гражданско-правовой материи. Более того, указанные категории принимают на себя функции резервных правил, воспитывая у субъектов юридическую культуру взаимодействия.

И требование о недопустимости злоупотреблений, и принцип добросовестности в гражданском праве вытекают из качества равновесности. Оно указывает на равенство всех участников отношений.

Данная модель отражает направленность юридической системы на эквивалентность, пропорциональность, справедливость при использовании субъектами своих возможностей и выполнении обязанностей. С этим, несомненно, согласуется принцип разумности и добросовестности.

В гражданском праве юридическое равенство проявляется не только в форме независимости, свободы воли и договора, неприкосновенности собственности. Оно выражено в первую очередь в скоординированности поведения в соответствии с интересами равных субъектов.

Общие принципы добросовестности в гражданском праве

Из равновесности исходит три положения. К ним относятся принципы справедливости, диспозитивности и добросовестности. Каждый из них включает в себя соответствующие элементы. Например, в принципе справедливости заключены:

  1. Сочетание публичного и частного интереса.
  2. Восстановительный характер права.
  3. Защита как обеспечение восстановления нарушенных интересов.

Диспозитивность предполагает:

  1. Свободу договора.
  2. Неприкосновенность собственности.
  3. Недопустимость неосновательного вмешательства в частные и государственные дела.
  4. Необходимость осуществления юридических возможностей без каких-либо препятствий.
  5. Инициативность и самостоятельность.

Реализация принципа добросовестности в гражданском праве основывается на нормативном установлении, осуществлении, защите юридических возможностей, надлежащем выполнении обязанностей, а также запрете на извлечение любых преимуществ из противоречащего предписаниям поведения. Таким образом, ключевой его задачей выступает установление границ диспозитивности.

Иерархия норм

Принцип добросовестности в гражданском праве работает в условиях юридической неопределенности. Аналогичным образом действует и требование о недопустимости злоупотреблений возможностями. Между тем, по мнению ряда авторов, ст. 10 ГК располагается на верхнем иерархическом уровне.

Такая позиция обуславливается тем, что эта норма обеспечивает пресечение противосистемного применения юридических положений. При ее толковании авторы основываются на распространенных философских категориях, среди которых присутствует принцип разумности и добросовестности.

В гражданском праве злоупотребление, как и ненадлежащие действия, является формой осуществления, использования норм. Хотя их характер внешне легален, но по своей внутренней сути они недействительны, недопустимы.

Распространение норм на обязанности

Принцип добросовестности в современном гражданском праве действует не только в отношении юридических возможностей. В положениях статей 1 и 10 ГК присутствует запрет и на злоупотребление обязанностями.

В этом случае целостность гражданского права нарушается невыполнением субъектом установленного системного требования. Оно состоит в неиспользовании своих юридических возможностей для нанесения вреда остальным участникам оборота.

Эта обязанность касается непосредственно носителя права. Она направлена на сдерживание эгоистических намерений субъекта.

Требование, направленное на действия другого лица, формирует суть отдельных обязанностей. Они, в неразрывной связи с субъективными правами, составляют элемент правоотношения. В определении обязанности присутствует указание на то, что она представляет собой меру и вид должного поведения.

Эта модель предписывается лицу договором или юридической нормой.

В данном случае термин “вид” указывает на качественную характеристику поведенческих актов, их содержание и форму, “мера”, в свою очередь, определяет некие пределы, в рамках которых субъект должен совершать какие-либо действия в пользу другого участника отношений.

Данные границы могут являться пространственными, временными и так далее. При этом даже в самых узких рамках всегда присутствует возможность субъекта выполнить возложенную на него обязанность определенным образом, в какой-либо срок, в том или другом месте или при конкретных условиях.

Принцип добросовестности в гражданском праве предусматривает требование совершать надлежащие действия. В обязанности, в свою очередь, присутствует юридическая возможность исполнить предписания. Именно это “микроправо” может выступать в качестве средства ненадлежащего поведения. По своей сути, оно не будет ничем отличаться в этом случае от “традиционного” злоупотребления правом.

Ненадлежащее использование защиты интересов

Существует множество сфер, которых касается принцип добросовестности. В гражданском праве России предусматриваются разные способы защиты интересов. Они приводятся в 12 статье ГК.

Злоупотребление возможностью осуществлять защиту считается сегодня одной из наиболее распространенных и вместе с этим сложнейших форм ненадлежащего поведения. Она относится к сфере, на которую распространяется принцип добросовестности.

В гражданском праве России установлена возможность субъекта обратиться с исковым заявлением в компетентные инстанции. Зачастую кредитор, направивший претензии, получает встречное требование от должника.Последний стремится затянуть процесс разбирательства либо вовсе уйти от ответственности.

К примеру, при предъявлении денежных требований должник (ответчик) направляет иск о признании соглашения, по которому он получил и уже использовал товар, недействительным.

Недобросовестный заявитель в данном случае уже принял исполнение по договору, но только по ему одному известным причинам встречного представления делать не хочет. Субъект, таким образом, стремится выиграть время, пользуясь при этом чужим имуществом. Он может попытаться убедить контрагента заключить мировое соглашение, вернуть вместо спорного объекта компенсацию без выплаты неустойки и так далее.

Особые случаи

Некоторые субъекты злоупотребляют правом на защиту с использованием самой 10 статьи ГК. Теоретически с помощью этой нормы можно аннулировать любую субъективную юридическую возможность. При этом заинтересованное лицо может объявить, что носитель права выходит за установленные законом рамки.

В такой ситуации будет иметь место формализм норм в высшей форме. Однако и его необходимо преодолеть с помощью системных гражданско-правовых механизмов, не допускающих доминирования юридической материи над своим содержанием, а в частности – с использованием закрепленного в ст.

1 ГК принципа добросовестности.

Специфика действия и бездействия

Принцип добросовестности в гражданском праве ограничивает поведенческие акты субъектов определенными рамками. При этом нет четкого понимания, как действует механизм запрета на действия и бездействия в отдельности.

В частности, не совсем ясно, является ли последнее формой злоупотребления или оно относится к иной структуре добросовестного поведения. В науке бездействие, как правило, рассматривается в качестве способа осуществления юридической возможности, если оно закрепляется в таком статусе договором или нормами.

Непосредственно в рамках отношений такое право возникает, если существуют предпосылки для:

  1. Неполучения имущества.
  2. Непредоставления материальных ценностей.
  3. Несовершения личных действий, не касающихся передачи/получения имущества.

Аналогичным образом возможность бездействия появляется, когда присутствует юридическая обязанность:

  1. Не получать имущество.
  2. Не предоставлять материальные ценности.
  3. Не совершать действий, не касающихся получения/передачи имущества.

Из указанного выше следует, что бездействие может осуществляться в шести условных формах. Возможность их использовать, равно как и обязанность, могут использоваться субъектами ненадлежащим образом. Соответственно, на бездействие в различных его формах должен распространяться принцип недобросовестности. В гражданском праве при этом оно зачастую включается в структуру понятия “действие”.

Пределы юридических возможностей

Ст. 10 Кодекса определяет границы осуществления прав. Норма запрещает конкретное – злоупотребительное поведение. В отличие от нее, принцип добросовестности представляется несколько “размытым”. В ст.

10 предусматривается специальный ограничитель собственного усмотрения субъектов при использовании ими своих юридических возможностей. В частности, норма не допускает действий граждан, совершаемые исключительно с намерением нанести другим людям вред, в обход установленных предписаний.

Запрещено использование юридических возможностей для ограничения конкуренции, злоупотребление доминирующими позициями на рынке. Здесь следует отметить некоторую сложность применения ограничений. Она заключается в том, что запрет сам по себе вытекает из исходных гражданско-правовых принципов.

Однако вместе с этим он выступает не как ближайшее, а как отдельное основание, с которым необходимо считаться для предотвращения системного противоречия между нормативным положением и его базой.

Важный момент

Необходимо обратить внимание, что в принципе добросовестности отсутствует указание на умышленность действий. При этом оно присутствует в ст. 10. В субъективном плане использование права “во зло” указывает на некоторую упречность лица.

Случайное нанесение вреда при осуществлении своих юридических возможностей должно рассматриваться в порядке деликтных обязательств. При намеренном обходе требований и при иной другой форме злоупотребления действия лица рассматриваются как умышленные и должны быть доказаны.

Иными словами, ответственность для субъекта наступает только за те результаты действий, которые присутствовали в его умысле. За все, что добавилось к последствиям извне, его наказать нельзя.

Вина нарушителя при этом приводится в качестве сформировавшегося, с выбранными средствами, но, по сути, до конца не осознанного мотива намерения. Оно, по мнению нормотворцев, выступает в качестве неотъемлемого компонента правонарушения и составляет субъективную часть злоупотребления.

Виновный отменяет для себя лично принятое значение действующих юридических предписаний, прикрывая их, маскируя в каждом отдельном случае собственным толкованием. Руководствуясь эгоистическим намерением, субъект игнорирует обязательность норм.

Признание недобросовестности

Этот процесс, по сути, означает оценку поведения лица как ненадлежащего. Между тем, за неправомерность в плане недобросовестности не применяется наказание. Ответственность предполагает более мягкие санкции.

Например, это может быть блокирование возникновения обязанностей и прав (157 статья), предоставление вещи в собственность (ст. 220 и 302), компенсация вреда (ст. 1103), возмещение доходов (ст. 303), реституция и так далее.

Приведенные санкции касаются умышленного или неосмотрительного осуществления лицом его юридических возможностей.

Заключение

Сферу действия принципа добросовестности можно определить методом исключения. В частности, он регулирует не только ситуации, в которых имеет место злоупотребление, но и в которых оно отсутствует. Кроме этого, принцип добросовестности распространяется и на случаи, когда положения ст. 10 по своему содержанию не могут справиться с возникшим казусом.

Одна из таких ситуаций, например, приводится в 6 статье Кодекса. Она предусматривает использование принципов добросовестности при аналогии норм. Также положения ст. 1 могут применяться в случаях, когда ст. 10 сама становится орудием злоупотребления.

При этом принцип добросовестности в таких ситуациях должен использоваться в комплексе с общеотраслевыми положениями гражданского права.

Источник: http://fb.ru/article/271447/obschiy-printsip-dobrosovestnosti-v-grajdanskom-prave

Понятия добросовестности и справедливости в контексте судебного разбирательства

Понятия добросовестности и справедливости в контексте судебного разбирательства

Немало правовых моментов касается понятия добросовестности – от ситуаций, когда речь идёт о сделке, до ситуаций, когда речь идёт о поведении в суде, равно как и принцип справедливости напрямую имеет отношение к решениям суда.

Добросовестность

Понятие добросовестности напрямую связано с понятием совести, и оба они – о нравственном состоянии человека, совершающего те или иные поступки – человек, действующий по совести, добросовестно, даёт правдивые заверения, соблюдает обязательства, не стремится причинить вред другому и т. д.

И разумеется, у этого состояния есть антитеза – недобросовестность, когда некто, осознавая негативность последствий или нарушение прав других, действия всё равно совершает, а то и имеет прямой умысел причинить вред. Принцип добросовестности – основополагающий, он закреплён в ст. 1 ГК, а уже в ст.

10 ГК РФ говорится, что прямой умысел – заведомо недобросовестное поведение, когда лицо действует с намерением причинить вред другому лицу. Этот же аспект развёрнуто разъяснён ВС РФ в п.

1 Постановления пленума № 25, в том числе, сказано: «… при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

В силу пункта 4 статьи 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения… Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления в суд другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались (статья 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), статья 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации)», и т. д.

Не случайно пленум ВС РФ так подробно разъясняет это важное обстоятельство: то количество дел, которое вынуждены рассматривать суды в РФ, вызвано постоянными нарушениями принципа добросовестности.

И если стороны в ходе рассмотрения дела не коснутся этого момента по своей инициативе, суд может счесть необходимым выяснить, насколько добросовестны действия каждой из сторон, нет ли злоупотребления правом.

Закон изначально пишется для защиты прав человека, и добросовестность – это внутренняя готовность и способность реализовывать свои права, не нарушая прав других.

Принцип справедливости

Разумеется, принцип добросовестности распространяется и на судей. В законе о статусе судей говорится, что судья должен руководствоваться совестью и судить по совести и присяге.

Но вот в процессуальных кодексах только в УПК РФ упоминается, что судья при оценке доказательств должен руководствоваться своей совестью, а административно-процессуальный, арбитражно-процессуальный и гражданско-процессуальный кодексы таких указаний не содержат.

Что же значит «судить по совести»? Это значит, нельзя сознательно отказывать человеку в правовой защите, если известно, что его права нарушены.

Добросовестность действий судей напрямую связана с поддержанием принципа справедливости, то есть с вынесением решения, защищающего права пострадавшей стороны и способствующего или их восстановлению, или получению компенсации. Но о принципе справедливости в праве также говорится не везде. Только в ст.

6 УК РФ написано, что принцип справедливости – это принцип соразмерности наказания общественной опасности деяния личности правонарушителя обстоятельствам дела. Но этого понятия нет ни в ГК, ни в ГПК, ни в Арбитражном процессуальном кодексе.

Если же говорить о справедливом решении по гражданскому делу, то опираясь на аналогию закона, логично утверждать, что таковое решение содержит соразмерное наказание, соразмерный способ защиты тому правонарушению, которое пресекает суд.

При этом надо разделять справедливое решение и справедливое судебное разбирательство.

Европейский суд по правам человека под справедливым судебным разбирательством, прежде всего, имеет в виду разбирательство, позволяющее иметь защитника, знакомиться с материалами дела, представлять доказательства, участвовать в их исследовании и заявлять те процессуальные ходатайства, которые позволяют реализовать все права.

Но справедливое судебное разбирательство как процедура не всегда означает справедливое судебное решение. Процедура может быть соблюдена, но суд способен вынести несправедливое судебное решение – требования к справедливости судебного акта указаны только в УПК РФ, поскольку принцип справедливости закреплён только в УК.

И возникает закономерный вопрос: как законное судебное решение может быть несправедливым? Ведь в гражданском праве несправедливое судебное решение, в части несоразмерности, напрямую не прописано.

Тем не менее, существуют постановления Конституционного суда, где сказано, что судебное решение только тогда является правосудным, когда оно отвечает требованиям справедливости. Таким образом, КС растолковывает, что принцип справедливости распространяется на все судебные решения, а не только на уголовные дела. Т. о., требование к справедливости изложено в законе о статусе судей, подтверждено постановлением КС РФ.

Как выиграть судебный спор (алгоритм победы)

Обзоры последних изменений

Главные изменения в законодательстве в 2018 году
Посмотрите изменения, которые вступают или уже вступили в силу в 2018 году.

Директоров и учредителей станут чаще привлекать по долгам компании
И другие выводы из Обзора практики Верховного суда № 2/2018 от 04.07.2018

Закупки по Закону № 44-ФЗ с 1 июля: все изменения в одной инструкции
С 1 июля все конкурентные закупки можно проводить в электронном виде, правила для закупок в бумажном виде тоже изменились. Законодатели ввели в Закон № 44-ФЗ новые статьи, которые срочно нужно изучить.

Формулировки договоров, из смысла которых суды делают вывод, что стороны не установили досудебный порядок
Обзор практики.

Изменения в КоАП РФ в 2018 году
Все поправки в одной таблице.

Источник: https://www.law.ru/article/5757-ponyatiya-dobrosovestnosti-i-spravedlivosti-v-kontekste-sudebnogo-razbiratelstva

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.