+7(499)-938-42-58 Москва
8(800)-333-37-98 Горячая линия

Как налоговики доказывают суду, что контрагент — однодневка

Содержание

Как выиграть суд, если ваши 5 контрагентов с признаками однодневок?

Как налоговики доказывают суду, что контрагент — однодневка

Дело было в Свердловской области.

МИФНС провела выездную проверку ОАО «Каменск-уральский завод по обработке цветных металлов». Инспекция нашла спорных контрагентов и доначислила 4 924 338 рублей. Завод пошёл в суд.

  • Первая инстанция: АС Свердловской области. Решение от 21 апреля 2016 года по делу № А60-60601/2015. В пользу завода.
  • Апелляция: 17 арбитражный апелляционный суд. Постановление от 28 июля 2016 №17АП-8179/2016-АК. В пользу завода.
  • Кассация: АС Уральского округа. Постановление  от 8 декабря 2016 года №Ф09-10115/16. В пользу завода.

Претензии ФНС касались 5-ти контрагентов завода (всё банально до невозможности — налоговая решила, что контрагенты — однодневки):

  • ООО «СК Екатеринбург АльянсСтрой»;

компания заключила с заводом договор подряда на сумму 9 080 000 рублей. ФНС нашли признаки «однодневности»: «номинальный» директор, нет основных средств, мощностей, нет складов и офисов, как и транспорта, и земли. Никаких данных о персонале компании никогда в ФНС не предоставлялись.

по договору с заводом «УралПромСтрой» ремонтировал санузлы на кабельном участке, стоимость работ — 106 000 рублей. ФНС установила, что у «УралПромСтроя» «номинальный» руководитель, нет основных средств, офисов, складов, нет земли, транспорта и т.д.

договор с заводом о демонтаже оборудования. Стоимость услуг — 1 413 000 рублей. Все те же самые признаки однодневки.

договор с заводом о монтаже, пусконаладочных работах и сдаче в эксплуатацию системы видеонаблюдения турникета. Стоимость работ — 29 000 рублей. «Массовый» адрес регистрации, «массовый» руководитель. Нет ничего для оказания соответствующих услуг, НДФЛ с работников не платился.

договор о поставке металлов, сплавов, металлопродукции на сумму 126 221 239 рублей. «Перспектива» имеет признаки однодневки: «номинальный» руководитель, «массовые учредители», у компании ничего нет, чтобы оказывать услуги: ни офиса, ни склада, ни транспорта, ни земли.

Казалось бы, с такими контрагентами от доначислений никуда не деться. Но завод выиграл все 3 судебные инстанции.

Сейчас разберёмся, как это произошло.

Завод сделал самое важное: доказал реальность операций и должную осмотрительность

Как доказали реальность операций?

По каждому спорному контрагенту завод предоставил массу документов:

  • акты о приёмке выполненных работ (форма КС-2);
  • справки о стоимости выполненных работ (форма КС-3);
  • счета-фактуры;
  • платёжные поручения;
  • письма на разрешение ввоза на территорию завода товарно-материальных ценностей, разрешения на вход-выход работникам контрагента;
  • документы на получение материалов на центральный склад, перемещение материалов с центрального склада на другие склады;
  • приходные ордера;
  • акты на списание ТМЦ в производство.

Сотрудники завода давали свидетельские показания, в которых подтверждали, что все работы проводились в реальности.

Суды сделали вывод: ФНС не доказала, что операции были «на бумаге». А значит (помним про добросовестность налогоплательщика), операции проводились реально.

Как доказали должную осмотрительность?

Опять же при помощи документов. Завод доказал, что при заключении договоров контрагенты представили:

  • свидетельства о внесении записи в ЕГРЮЛ;
  • свидетельства о постановке на учёт юридического лица;
  • уставы;
  • документы налоговой отчётности;
  • документы, подтверждающие полномочия единоличного исполнительного органа.

Провели проверку программой «СПАРК-Профиль», которая оценила работу с контрагентами как «низкий риск».

Завод также убедился, что в базе данных ФНС нет информации о том, что контрагенты реорганизуются или прекращают работу.

Аффилированности установлено не было.

Суду ничего не осталось, как встать на сторону налогоплательщика. ФНС не доказала фиктивность операций, а завод доказал осмотрительность.

Но это не всё.

Мы хотели бы предостеречь вас. В предыдущей статье мы рассказывали про 2 случая, где запись в ЕГРЮЛ, свидетельство о постановке на учёт контрагента и его устав не доказали должную осмотрительность. Суд доначислил налоги. Те дела слушались в Краснодаре и Москве. Вот такая разница в судебной практике от региона к региону.

Что ещё хорошего для компаний указали суды?

В решении первой инстанции есть фразы, которые хочется повесть в рамку на стену, настолько они прекрасны.

Суд первой инстанции указал, что ФНС должна начинать исследовать налоговые дела компании с выяснения: соблюдает компания императивные нормы НК или нет. И только если выяснится, что компания НК соблюдает, но при этом пытается получить необоснованную налоговую выгоду, ФНС должна разбираться с этой незаконной выгодой.

Если этого не сделать, то в действиях ФНС возникает “обвинительный уклон”, при котором компания должна доказывать свою «добросовестность», указал суд.

Недобросовестность компании и получение необоснованной выгоды не доказываются тем, что у контрагента:

  • нет условий для работы;
  • нет персонала;
  • нет основных средств;
  • нет складов, помещений;
  • нет транспорта;
  • не платятся налоги;
  • есть признаки анонимной структуры.

Всё это не опровергает реальность операций. Ведь компания может привлекать людей и технику по гражданско-правовым договорам.

Если человек, который от имени контрагента подписал документы, отрицает, что он их подписывал, то это тоже не свидетельствует однозначно о необоснованной выгоде.

И ещё важнейший вывод суда по должной осмотрительности, мы это процитируем: «границы проявления должной осмотрительности определяются, в том числе доступностью сведений, которые могут быть получены налогоплательщиком о своих контрагентах».

Закон не требует у компании проверять, платят ли контрагенты налоги и находятся ли они по месту регистрации.

Нельзя требовать от налогоплательщика, чтобы он подменял собой налоговую и правоохранительные органы.

Заключение

Хочется поблагодарить суды за столь прекрасные решения. В этом решении очень многое в пользу налогоплательщиков.

И в то же время возникает неопределённость. Как быть, ведь есть решения, где суды не верят уставу контрагента, его учредительным документам и доначисляют налоги? Практика противоречива, как обезопасить себя?

  • Нужно понимать, что суды в Москве и суды в регионах могут понимать (и понимают, как показывает практика) признаки однодневок по-разному. Налоговая и суды в Москве более требовательны. Отсюда и разные решения по похожим делам.
  • Нужно собирать как можно больше доказательств того, что контрагенты не однодневки. Устава, выписки из ЕГРЮЛ и свидетельства о постановке на учёт мало. Это однозначно мало, это доначисления с вероятностью 99%.
  • Дело, о котором мы рассказал сегодня, нетипично положительное. И оно не создаёт прецедента. Так что расслабляться нельзя.

Надеемся, вы извлекли полезное для себя из этой статьи. Подписывайтесь на нас в , подписывайтесь на рассылку, чтобы чаще получать хорошие новости.

Источник: http://nalog-advocat.ru/kak_pobedit_fns/

Как доказать свою добросовестность, если ИФНС посчитала контрагента однодневкой

Как налоговики доказывают суду, что контрагент — однодневка

Что делать, если налоговая инспекция подозревает вашего контрагента в недобросовестности? Например, его могут посчитать однодневкой из-за отсутствия активов и персонала, регистрации по массовому адресу и транзита денежных средств через его счета. Сделки, которые компания проводила с таким контрагентом, могут посчитать нереальными, а ее саму обвинить в получении необоснованной налоговой выгоды. Результатом станут доначисления, пени и штрафы.

Если это произошло, и ваш бизнес пострадал из-за ненадежного контрагента, есть возможность отстоять свою правоту в суде. В этой статье рассмотрим, с помощью каких доводов и документов налогоплательщикам в последнее время удавалось убедить суд в том, что сделки с подозрительными партнерами носили реальный характер.

Больше документов, хороших и разных

Когда речь идет о реальности сделки и добросовестности контрагента, целесообразно представить суду как можно больше различных документов, подтверждающих это.

В ход могут пойти счета-фактуры, договоры и прочие документы, подтверждающие взаимоотношения спорного контрагента с его другими партнерами по бизнесу.

Именно такой подход выбрала компания из Северо-Кавказского ФО, пытаясь доказать, что сделка на самом деле была проведена. Помимо обычных документов, которые подтверждали отношения между ним и ненадежным (по мнению ИФНС) контрагентом — договоров, счетов-фактур, товарных накладных — в суд были представлены бумаги, подтверждающие перевозку товара:

  • счет на оплату услуг перевозчика;
  • акт оказанных услуг;
  • счет-фактура;
  • распечатки из 1С рекламации по поводу брака;
  • фотографии бракованного товара и другое.

В данном случае суд также  расценил, что компания проявила должную степень осмотрительности — это подтверждалось отчетом о предварительной проверке поставщика на основе различных ресурсов Налоговой службы. В итоге суд посчитал, что компания и спорный контрагент провели реальные сделки, поскольку ИФНС не доказала обратного (постановление АС Северо-Кавказского округа от 20.03.2018 года по делу №А53-25393/201).

Похожий подход применила компания из Москвы, однако она пошла еще дальше. К суду были приобщены сведения в виде ведомостей, в которых налогоплательщик отразил покупку строительных материалов у разных поставщиков.

Среди них был и тот, относительно добросовестности которого у налоговой инспекции возникло сомнение.

К таблице были приложены первичные документы — договоры, счета-фактуры, акты, справки, накладные и прочие, которые подтверждали содержащиеся в ведомости сведения.

Тем самым налогоплательщик продемонстрировал суду, что приобретал строительные материалы как у спорного контрагента, так и у множества других. И эти материалы использовались в строительных работах, которые компания осуществляла для заказчиков (постановление АС Московского округа от 16.02.2018 года по делу №А40-249120/2016).

Итак, не стоит останавливаться на стандартном наборе документов, пытаясь доказать реальность сделки или другие обстоятельства, из-за которых ИФНС начисляет налоги и штрафы. Тем более что судебная практика показывает — сами налоговики, пытаясь доказать свою правоту, привлекают всевозможные доказательства.

Например, доказывая нереальность факта перевозки товара, они могут предоставить сведения от оператора мобильной связи о том, что аппарат водителя не покидал домашнего региона, а также данные с видеокамер наружного наблюдения и из журналов пропуска о том, что он на территорию покупателя не въезжал.

Доказательства реальности поставщика

Если ИФНС настаивает на том, что контрагент существует лишь на бумаге, нужно убедить суд в обратном. В качестве доводов можно привести показания других его партнеров по бизнесу. Естественно, это не отменяет необходимости представить все документы, в том числе и такие, о которых сказано выше.

Примером может служить постановление АС Уральского округа №Ф09-260/18 от 19.03.2018 года по делу № А76-32147/2016. В этом споре налогоплательщику удалось доказать, что он произвел налоговый вычет обосновано. Подтверждая реальное существование и ведение деятельности спорными контрагентами, налогоплательщик указал следующие:

  • все сделки были отражены в налоговом и бухгалтерском учете;
  • товары, которые закуплены у спорных поставщиков, были использованы в хозяйственной деятельности компании;
  • сами эти контрагенты ведут реальную деятельность, о чем говорят заключенные ими договоры на транспортировку топлива, их исполнение и оплата;
  • ИП, с которыми указанные в предыдущем пункте договоры были заключены, подтвердили то, что осуществляли перевозку топлива.

Налоговая же настаивал на том, что спорными контрагентами руководили номинальные лица, а суммы НДС в сделках с ними не отражались в счетах-фактурах. Кроме того, документы от этих компаний были подписаны неустановленными лицами, а сами компании не находились по адресам регистрации.

По мнению арбитров, представители ИФНС не смогли убедительно доказать свои предположения, как и того, что компания и контрагент действовали в сговоре и осуществляли номинальные сделки, имея целью получить необоснованную налоговую выгоду.

Другой пример — постановление АС Северо-Западного округа от 08.02.2018 года по делу № А13-12372/2016. В этом деле компания заключила договор с перевозчиком через посредников.

Это стало причиной внимания со стороны ИФНС — проверяющие посчитали посредников звеном номинальным. Исход дела решил предприниматель, который в итоге осуществлял перевозку в интересах налогоплательщика.

Он рассказал о подробностях сделки и убедил суд в том, что посредники не были номиналами.

Чтобы подтвердить реальность деятельности контрагента, можно использовать самую разную информацию. Например, сведения из интернета и СМИ. Помимо сайта организации, можно использовать отраслевые и региональные ресурсы, каталоги, справочники и так далее. Хорошим подспорьем станут отзывы покупателей или клиентов, особенно если они оставлены в разные годы.

Учет ранее вынесенных решений суда

В постановлении АС Северо-Кавказского округа от 13.02.2018 года по делу № А53-32464/2016 в качестве доказательства надежности контрагента выступило другое судебное решение. Проверяя налогоплательщика, ИФНС углядела в его сделках связи с однодневками.

Однако сгоряча к разряду таковых проверяющие отнесли вполне добропорядочных партнеров организации. Подтверждая их надежность, компания представила доказательства своего долгосрочного с ними сотрудничества.

Кроме того, их добросовестность ранее уже была подтверждена судом в других разбирательствах.

Похожая ситуация сложилась и в другом деле, в отношении которого вынесено постановление АС Поволжского округа №Ф06-30805/2018 от 03.04.2018 года по делу №А12-17016/2017.

Доказательство реальной потребности в товарах и услугах

Иногда налогоплательщики придерживаются такой тактики: доказывают, что сделка была, поскольку закупленные товары были ей нужны для осуществления деятельности.

И главное — показывают, что эти товары действительно использовались для дела: были реализованы или пошли в производство.

Причем в качестве доказательства целесообразно представить не только документы, но и показания сотрудников — как собственных, так и контрагента, поставившего спорные точки зрения ИФНС товары.

Приведем пример — постановление АС Поволжского округа №Ф06-28668/2017 от 13.02.2018 года по делу № А12-10631/2017. ИФНС подозревала компанию в приобретении продуктов у недобросовестных поставщиков. Однако налогоплательщику удалось доказать, что приобретенный товар — овощи и фрукты — были поставлены в торговые сети.

Были выборочно проверены товарные накладные и фрагментарные карточки счета по спорным поставщикам. В итоге выяснилось, что в сети были поставлены именно те продукты, покупка которых вызвала у ИФНС сомнения.

Дополнительным доказательством реальности поставки послужил тот факт, что налогоплательщик арендовал специальные помещения для хранения приобретенных овощей и фруктов.

Налоговая приводила стандартные аргументы — отсутствие у поставщиков имущества, транспорта, сотрудников и их нахождение не по адресу регистрации. Суд указал, что все это не говорит о нереальности контрагентов и сделок, и встал на сторону налогоплательщика.

Помощь поставщика спорного контрагента

Хорошо, если удастся привлечь к разбирательству организацию или ИП, которые осуществляли поставку спорному контрагенту товаров, впоследствии попавших к налогоплательщику. В судебной практике последнего времени есть пример, как это смогло перевесить чашу весов на сторону компании (постановление АС Уральского округа №Ф09-197/18 от 15.02.2018 года по делу №А76-31970/201).

ИФНС обвинила налогоплательщика в работе с лишним посредником. Однако поставщик этого посредника рассказал суду, что он является их региональным представителем и работает добросовестно. Факт сотрудничества подтверждался договорами об организации поставок и дилерским соглашением. В итоге суд признал решение ИФНС недействительным.

Лучшая защита — нападение

ИФНС убеждена в том, что компания сотрудничает с однодневками. Налогоплательщик решается на неожиданный ход  — вместо того, чтобы отпираться, сам нападает на налоговый орган и указывает на его недоработки. Такая тактика была применена в ходе разбирательства по делу  №А71-2901/2017, по которому АС Уральского округа вынес постановление № Ф09-66/18 от 08.02.2018 года.

Налогоплательщик настаивал: ИФНС не приняла во внимание, что Налоговый кодекс не ставит право на применение вычета НДС в зависимость от действий контрагента. Он указал на следующее:

  1. То что контрагент нарушил свои налоговые обязательства, не подтверждает получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.
  2. Заявляя свое право на вычет, налогоплательщик не должен представлять документы, подтверждающие фактическую уплату налога всей цепочкой поставщиков.
  3. Налоговый орган не доказал, что спорные контрагенты не включили в базу по НДС выручку, полученную от налогоплательщика.
  4. ИФНС не доказала, что налогоплательщик и его контрагент действовали в сговоре с целью получить необоснованную налоговую выгоду.

Суд признал правоту компании и отметил, что ИФНС не смогла доказать его недобросовестность.

Доказать проявление должной осмотрительности

Если налогоплательщик серьезно подходит к выбору подрядчиков и поставщиков, это всегда ему на руку — суды принимают во внимание проявление должной осмотрительности.

В следующем примере из судебной практики (постановление АС Уральского округа №Ф09-8685/17 от 08.02.2018 года по делу №А60-9439/2017) компания искала подрядчиков для ремонта торгового центра. Был объявлен открытый конкурс, рассмотрены заявки и выбран победитель, который впоследствии показался ИФНС номинальным. Ремонт он выполнял не сам, а привлек для этого субподрядчиков.

Налоговики указывали на то, что у субподрядчиков отсутствовали квалифицированные кадры, техника и прочее мощности для проведения ремонтных работ. Суд установил, что это не имеет правового значения, поскольку ИФНС не доказала, что налогоплательщик об этом знал.

К выводу о том, что подрядчик является номинальной организацией, инспекция пришла на основании показаний руководителя, который отрицал какое-либо причастие к деятельности этой компании.

Однако документально подтвердить этот факт ИФНС не смогла.

Также не были приняты во внимание бездоказательные доводы инспекции о том, что компания-контрагент обналичивала денежные средства либо осуществляла их транзит.

А вот налогоплательщик смог доказать, что работы реально были проведены. На помощь пришли охранники и прочие сотрудники Торгового центра, которые письменно подтвердили проведение ремонта.

Забыть события трехлетней давности не грех

Надо признаться, выглядит довольно странно, когда сотрудники компании слово в слово повторяют обстоятельства, имевшие место 2-3 года назад. Подспудно возникает мысль, что дело тут вовсе не прекрасной памяти, а в тщательной подготовке.

Между тем суды признают: забыть обстоятельства, которые произошли 3 года назад, вполне нормально. Примером может служить постановление АС Уральского округа №Ф09-1549/18 от 03.04.

2018 года по делу №А76-18751/2016. В нем судьи сослались на то, что с момента сделки прошло более 3 лет, поэтому участники и путаются в показаниях.

Арбитры решили, что это не говорит о нереальности сделки.

О применении статьи 54.1 нк рф

Многие налогоплательщики уповают на статью 54.1 НК РФ. Но не стоит забывать, что она распространяется на правоотношения, возникшие после 19 августа 2017 года.

Правда, иногда суды этот момент упускают и применяют эту норму закона в делах, относящихся к более ранним периодам, что играет на руку налогоплательщикам. Но не стоит на это рассчитывать, собираясь в суд.

Пример тому — постановление АС Уральского округа №Ф09-8934/17 от 17.02.2018 года по делу №А50-11339/2017.

Лучший способ — тщательно выбрать контрагента

Источник: http://KonturSverka.ru/stati/kak-dokazat-svoyu-dobrosovestnost-esli-ifns-poschitala-kontragenta-odnodnevkoj

Как избежать доначисления НДС налогоплательщику из-за контрагента-однодневки? | IT-компания Простые решения

Как налоговики доказывают суду, что контрагент — однодневка

25 апреля 2018 года

В августе 2017 года Налоговый кодекс пополнился ст. 54.1 «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов». Теперь все лазейки для налоговой оптимизации будут перекрыты.

После появления статьи 54.1 НК, ФНС сразу заявила, что судебная практика, построенная на концепции необоснованной налоговой выгоды (Постановление ВАС РФ № 53), уходит в прошлое. Судебная практика, однако, показывает, что все не настолько страшно, как казалось.

В одном из прошлогодних писем налоговое ведомство сообщило, как будет трактовать норму ст. 54.1 при судебных разбирательствах: неважно, отследили ли вы налоговую исполнительность контрагента.

Если инспекция нашла аргументы в пользу того, что поставщик не мог исполнить сделку по причине отсутствия у него нужных ресурсов, значит, сделку исполнил не он.

И расходы не будут признаны ни в одной инстанции.

Судебная практика, однако, показала, что договорные отношения с фирмой-однодневкой не «автоматом» признаются поводом для карательных мер. Суды активно применяют п. 3 ст. 54.

1: «подписание первичных учетных документов неустановленным или неуполномоченным лицом, или нарушение контрагентом налогоплательщика законодательства о налогах и сборах не могут рассматриваться в качестве самостоятельного основания для отказа в уменьшении налоговой базы».

И если документы по сделке оформлены правильно, а связь между налогоплательщиком и его контрагентом (аффилированность, участие в выводе неуплаченных налогов в пользу налогоплательщика) налоговики доказать не смогли, то отказ ИФНС в принятии расходов суд отменяет.

Иначе говоря, в ст. 54.1 действительно заложены четкие условия. Сформулировать их можно так: если ты намеренно и целенаправленно встраивал «однодневку» в цепочку сделок, уклоняясь от налогов, то тебя покарают.

А если речь идет об обычной хозяйственной операции и твоя незаконная выгода от сделки с «однодневкой» не доказана (то есть выгоду получил кто-то другой), то налоговики не имеют права не признавать твои расходы.

В своих письмах ФНС прямо рекомендует своим сотрудникам работать над доказыванием подконтрольности или взаимозависимости «однодневок» с налогоплательщиком. И несколько дел, рассмотренных в статье, показывают, что бывает, когда доказать не получилось.

Суть спора

ОАО «Спецуправление дорожных работ» («СУДР») оспаривало решение межрайонной ИФНС России № 12 по Ставропольскому краю об отказе в применении налоговых вычетов по НДС (решение Арбитражного суда Ставропольского края от 13.11.2017 по делу № А63-5715/2017).

Позиция инспекторов

«СУДР» не имело права на вычет, поскольку его контрагенты носили признаки фирм-однодневок, не располагали ни персоналом, ни транспортом, ни имуществом, ни земельными участками. ИФНС отказывалась признавать реальность хозяйственных операций с ними.

Мнение судей

Суд констатировал, что фактическое исполнение договоров субподряда подтверждалось соответствующими справками и актами. Все эти операции отражены в учете ОАО «СУДР» и использованы для предпринимательской деятельности (исполнение обязательств по госконтракту).

Сами спорные контрагенты неоднократно были участниками конкурсов (тендеров) и их победителями. Более того, суд особо отметил тот факт, что все они были рекомендованы «СУДР» непосредственным заказчиком — Комитетом городского хозяйства администрации Ставрополя.

«Действующее законодательство не связывает право налогоплательщика на применение налогового вычета с наличием персонала и основных средств у поставщика, — отметил суд. — Наличие собственного штата и основных средств не является квалифицирующим признаком возможности ведения соответствующей предпринимательской деятельности».

Итоги рассмотрения дела

Доказать согласованность действий «СУДР» со спорными контрагентами налоговики не смогли, доначисление НДС отменено.

Мнение надзорной инстанции

Верховный Суд счел, что суды исходили не из формальных претензий к контрагентам, а из «установленных фактов, опровергающих реальность совершения налогоплательщиком сделок» (Определение ВС РФ от 22.12.

2017 по делу № А49-9268/2016). И действительно, контрагенты не смогли предоставить достоверные документы, подтверждающие сделку.

Их аффилированность с заявителем не подтверждена, однако и реальность сделки абсолютно не доказана.

Мнение высших судей

Ссылка заявителя на п. 3 ст. 54.1 НК отклоняется, поскольку «суды исходили не из формальных претензий к контрагентам, а из установленной совокупности фактов, опровергающих реальность совершения спорных сделок».

Речь не только о том, что контрагенты — несомненно однодневки, но и о том, что суду не были представлены документы, подтверждающие хозяйственные операции между ними и заявителем (Определение ВС РФ от 16.03.

2018 по делу № А72-1748/2017).

Выводы

Нужно ли теперь, когда ст. 54.1 НК РФ применяется все более активно, вообще проверять контрагентов на предмет «однодневности»? Конечно же, да. «Однодневность» контрагента всегда является источником повышенного риска. И даже если ст. 54.1 позволяет защититься тем, кто не планировал для себя выгоды от таких отношений, то владеть информацией о реальном положении дел нужно всегда.

Источник: https://pro126.ru/news/detail/index.php?ID=1335

Сомнительные связи: как избежать налоговых санкций, если контрагент – однодневка – Бухучет

Как налоговики доказывают суду, что контрагент — однодневка

23.02.2017

Фирма-однодневка – это юридическое лицо, которое создано не для ведения реальной предпринимательской деятельности. Эта компания не обладает фактической самостоятельностью, не представляет отчетность в налоговые органы.

Вычислить такую фирму довольно просто:

  • по юридическому адресу компания отсутствует;
  • множественный учредитель;
  • отсутствует персонал;
  • фирма не имеет расходов по аренде помещения, транспорта;
  • налоговая отчетность отсутствует, либо нулевая или минимальна, при этом на расчётных счетах крупные денежные обороты.

Проверять хозяйственную деятельность фирмы-однодневки для налоговиков бессмысленно.

Поэтому часто налоговые инспекторы действуют от обратного: при проверке однодневки получают банковские выписки с её счетов и таким образом выходят на её контрагентов.

Далее налоговиками проводится анализ деятельности этих компаний по налоговой отчетности, бухгалтерскому балансу, размеру уставного капитала и прочему. По результатам анализа контрагента могут включить в план налоговых проверок.

Чем могут грозить «сомнительные» связи?

Сотрудничество с фиктивными организациями может обернуться для вашей компании большими неприятностями. Особенно уязвимы компании, имеющие крупный оборот наличных средств. Под прицел налоговиков попадают последние 3 года работы фирмы. Законодательством предусмотрены следующие меры ответственности за связь с однодневками:

  • Налоговая ответственность. При установлении факта налоговых нарушений фирму не только обязывают доплатить налоги, но и накладывают штрафные санкции в виде пеней и штрафов. Согласно ст. 72 НК РФ пени взыскиваются в бесспорном порядке. Налоговики также могут приостановить операции на банковском счете.
  • Административная ответственность. Суд может наказать представителей власти, ответственных лиц организации (руководителя, бухгалтера), индивидуального предпринимателя, сотрудничающих с фирмой-однодневкой, в том числе путем приостановления деятельности до 90 суток.
  • Уголовная ответственность. Уклонение от уплаты налогов влечет уголовную ответственность для руководителя организации, бухгалтера или другого лица, которое уполномочено подписывать налоговую отчетность.

Но не всё так печально. Ведь сначала налоговые органы должны доказать, что сделка с однодневкой была фиктивной, налоговая выгода была получена не обосновано или налогоплательщик не проявил должную осмотрительность. А если в налоговом законодательстве существуют неясности или возникают неустранимые сомнения, противоречия, то это трактуется в пользу налогоплательщика (пп. 7 ст. 3 НК РФ).

Какие аргументы предъявляют налоговые инспекторы

Наши специалисты проанализировали арбитражную практику и предлагают наиболее распространенные аргументы налоговиков и реальные примеры судебных решений. Условно доказательства, предъявляемые налоговой инспекцией, можно разделить на 3 группы.

Легко оспариваемые аргументы:

  • массовый адрес регистрации, т.е. по юридическому адресу контрагента зарегистрировано множество фирм;
  • юридический адрес контрагента является фиктивным, фактический адрес неизвестен;
  • фирма-контрагент не отчитывается в ИФНС либо сдаёт нулевую отчётность или отчётность с небольшими показателями;
  • контрагент не отразил в своей отчётности финансово-хозяйственные операции, по которым проверяемая компания заявила вычет по НДС;
  • на руководство контрагента заведено уголовное дело или оно объявлено в розыск;
  • контрагент уклоняется от проверки, не представляет документы.

Эти аргументы доказывают, что контрагент нарушает свои налоговые обязанности.

Однако сами по себе они не являются достаточным доказательством получения проверяемой компанией необоснованной налоговой выгоды.

Налоговикам еще необходимо доказать, что компания хорошо знала об этих нарушениях, то есть действовала без должной осмотрительности (п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ №53 от 12.10.2006).

Пример 1:

В ООО “Нефтегазинвест“ проводилась выездная налоговая проверка, по результатам которой обществу были доначислены 5 663 161 руб. НДС, 132 632,2 руб. штраф и пени. ИФНС мотивировала свои требования тем, что контрагенты по различным сделкам:

  • не представляли документов по требованию налоговой инспекции для проведения встречной проверки;
  • представляли нулевые отчетности не уплачивали НДС в бюджет.

Общество предоставило договора, документы об оплате, накладные, акты и отчёты. Суд учёл, что условия, необходимые для возмещения НДС, были выполнены:

  • товар был принят на учёт;
  • товар был приобретён для перепродажи;
  • наличие счетов-фактур.

Источник: http://buhuchet.org/somnitelnye-svyazi-kak-izbezhat-nalogovyx-sankcij-esli-kontragent-odnodnevka/

Милиция доказала в суде связь с «однодневкой»: реальный случай

Как налоговики доказывают суду, что контрагент — однодневка

Использование фирм-«однодневок» для обналичивания или завышения расходов по фиктивным сделкам – один из криминальных методов снижения налоговых обязательств. Тем не менее статистика свидетельствует, что спрос на «однодневки» не падает: в год, по данным ФНС и МВД России, в стране регистрируется более миллиона «однодневок», и только в Москве не менее 60 тысяч.

Как правило, милиции несложно доказать, что компания заключила договор с фирмой-«однодневкой». Обычно находятся и допрашиваются люди, по чьим паспортным данным зарегистрирован фиктивный контрагент, доказывается отсутствие проделанных работ (поставки товаров и т. д.).

Типичное «однодневочное» налоговое уголовное дело в отношении руководителя и заместителя главного бухгалтера строительной компании «Екстал» завершилось в августе обвинительным приговором в Савеловском районном суде Москвы. Компания является одним из подрядчиков строительства крупного объекта на северо-востоке столицы.

Милиция обвинила компанию в использовании фиктивной фирмы-субподрядчика, деньги которой были уплачены с целью зачета НДС.

НЕНАЛОГОВАЯ ПРОВЕРКА

Компанией «Екстал» милиционеры заинтересовались по собственной инициативе (приказ МВД России от 16.03.04 № 177). Причем налоговая инспекция не имела тех претензий к фирме, которые выявила милиция.

В августе 2006 года оперативники выехали для проведения проверки и обследования помещения компании. Результаты обследования почти сразу позволили проверяющим заподозрить компанию в незаконных сделках.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ ДЕЛА
«При обследовании помещения бухгалтерии во втором снизу ящике тумбочки рабочего стола (зама главбуха) Кораблевой Л.Б. была обнаружена печать (резиновое клише) ООО «СтройПроектИнвест».

Также при обследовании помещения бухгалтерии были обнаружены документы финансово-хозяйственной деятельности ООО «СтройПроектИнвест». В рабочей тумбочке … А.Н.* была обнаружена карточка клиента ООО «СтройПроектИнвест». В компьютере Кораблевой Л.Б., … А.Н.

были обнаружены файлы с документами по взаимоотношениям с ООО «СтройПроектИнвест», которые впоследствии оперативными сотрудниками были распечатаны на бумажные носители».

При расследовании уголовного дела следователь назначила судебную технико-криминалистическую экспертизу. Результаты экспертизы подтвердили, что оттиск найденной печати совпадает с теми, которые были проставлены на договорах субподряда.

* Начальник отдела кадров, по совместительству секретарь гендиректора.

КАК ДОКАЗЫВАЛИ ФИКТИВНОСТЬ ФИРМЫ

Изъятая печать субподрядчика ООО «СтройПроектИнвест», а также договоры, акты приемки-передачи послужили, по сути, отправной точкой и основными доказательствами в деле. Доказывать фиктивность контаргента проверяющие начали с того, что выехали по его адресу, где не смогли найти фирму.

Далее они нашли и опросили человека, который по паспортным данным являлся руководителем организации и подписывал договоры с ООО «Екстал». На допросе у следователя он сообщил, что в первый раз слышит, что является генеральным директором ООО «СтройПроектИнвест».

Экспертиза его почерка показала, что подписи на договорах ставил другой человек. Однако для уголовного обвинения этого было недостаточно.

Ведь нужно доказать, что руководство «Екстал» знало о несуществовании фирмы, договоры с ней были фиктивными и, следовательно, компания действовала умышленно.

СЛОВО СЛЕДОВАТЕЛЮ
Наталья НОВОСЕЛОВА,
следователь 6-го отдела СЧ ГСУ при ГУВД по г.

Москве, лейтенант юстиции:
– Необходимо было доказать, что субподрядчик не проводил работы. Что и было сделано с помощью допросов свидетелей, анализа первичных документов бухгалтерии, экспертиз, в том числе почерковедческих.

Допрашивались не только сотрудники компании, но и служащие генерального застройщика, а также представители других строительных фирм, работающих на стройке.

Так, сотрудники ООО «Екстал», занятые непосредственно в строительстве, пояснили, что ничего не знают о субподрядчике ООО «СтройПроектИнвест». Гендиректор компании настаивал на том, что всю деловую переписку с субподрядчиком он вел через курьера.

Но курьер компании не смогла вспомнить, что отвозила какие-либо документы контрагенту ООО «СтройПроектИнвест».

Оперативники нашли курьера юридической компании (продающей «готовые фирмы»), которая по доверенности от лжедиректора ООО «СтройПроектИнвест» имела право представлять отчетность в налоговую инспекцию. Но на допросе она рассказала, что ничего не знает о названной фирме и только передавала в инспекцию документы, полученные от людей, которых не помнит.

Руководитель генерального застройщика, с которым ООО «Екстал» заключило договор подряда, сообщил, что, насколько ему известно, все плановые работы подрядчик выполнял своими силами. Он отметил, что в процессе строительства регулярно проводятся совещания, на которых должны присутствовать представители всех фирм, работающих на стройплощадке.

Но ни один сотрудник ООО «СтройПроектИнвест» никогда не посещал такого совещания. Представители строительных компаний, занятых на стройке, также не смогли ничего сказать о компании ООО «СтройПроектИнвест». На то, что работы не могли выполняться силами субподрядчика, указал и письменный ответ ГУ ПФР № 10 по г. Москве и Московской области.

ПФР, в частности, сообщил, что в ООО «СтройПроектИнвест» численность работающих составляет один человек. Эти и другие факты не оставили у следователя сомнения в том, что сделки с контрагентом компания заключала только на бумаге.

Поэтому суммы НДС, выплаченные вместе с платежами по изъятым договорам и поставленные плательщиком к вычету, милиция посчитала искажением налоговой отчетности и уходом от уплаты НДС. В ходе следствия милиция изъяла 12 договоров ООО «Екстал» с ООО

«СтройПроектИнвест», акты приемки-передачи работ, счета-фактуры и налоговые декларации по НДС за 2005 и 2006 год. Судебная налоговая экспертиза выявила, что недоимка по НДС составила почти 1,7 млн руб. В эту сумму вошел налог, недоисчисленный к уплате в бюджет, а также излишне исчисленный к возмещению и зачтенный.

Как правило, милиции несложно доказать, что компания заключила договор с фирмой-«однодневкой»

УКЛОНЕНИЕ ГРУППОЙ ЛИЦ

Изначально уголовное дело было возбуждено по части 1 статьи 199 Уголовного кодекса только на руководителя компании. Как отметила следователь, во-первых, он не менялся с момента создания юрлица и соответственно исполнял функции директора в проверенном периоде.

Во-вторых, он единолично являлся главным бухгалтером компании и только он (по документам фирмы) подписывал договоры, финансовые документы и отчетность. Замглавбуха не имела права подписи и поэтому юридически не могла отвечать за налоговое преступление.

Тем не менее милиция нашла доказательства ее вины и она была осуждена как пособник.

Подозрения относительно вины бухгалтера возникли сразу после того, как следствие установило, что всю первичную документацию и отчетность «СтройПроектИнвест» составляла бухгалтер. Эти документы были найдены в ее компьютере. СЛОВО СЛЕДОВАТЕЛЮ

СЛОВО СЛЕДОВАТЕЛЮ
Наталья НОВОСЕЛОВА,
следователь 6-го отдела СЧ ГСУ при ГУВД по г.

Москве, лейтенант юстиции:
– Она не отрицала, что сама изготавливала счета-фактуры, акты приемки-передачи работ за контрагента. Но откуда в ее столе оказалась печать, отвечать не стала.

Несмотря на это, косвенные улики не оставляли сомнения у милиции, что директор и бухгалтер сами изготавливали документы. Соответственно они знали, что контрагент существует лишь на бумаге.

На допросе заместитель гендиректора компании и начальник отдела кадров подтвердили, что замглавбуха фактически единолично исполняла все функции бухгалтерии.

В ее должностные обязанности входило «ведение бухгалтерского и налогового учета, обработка всех первичных документов, составление бухгалтерской и налоговой отчетности и представление ее в налоговые органы по месту регистрации компании».

Для бухгалтера это означало, что она собственноручно искажала сведения в декларации по НДС. Поскольку была в курсе, что реально субподрядчик не существовал, а НДС, включенный в оплату его услуг, ставится к зачету незаконно.

СЛОВО СЛЕДОВАТЕЛЮ
Наталья НОВОСЕЛОВА,
следователь 6-го отдела СЧ ГСУ при ГУВД по г.

Москве, лейтенант юстиции:
– Бухгалтер являлась субъектом преступления, а точнее, пособником. На это прямо указывает пункт 7 постановления Пленума Верховного суда от 28.12.06 № 64.

Изъятая печать субподрядчика ООО «СтройПроектИнвест» послужила отправной точкой и основным доказательством в деле

ЭПИЛОГ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

Руководитель и бухгалтер отказались давать показания против себя и не признавали свою вину. В итоге суд признал виновными генерального директора и заместителя главного бухгалтера в неуплате налогов, совершенной группой лиц по предварительному сговору, по части 2 статьи 199 УК РФ.

Невзирая на то что максимальная санкция по этой статье – шесть лет лишения свободы, судьи ограничились штрафами руководителю 350 тыс. руб., а бухгалтеру – 200 тыс. руб. Сами фигуранты дела – генеральный директор Илья Коломнин и замглавбуха Лейла Кораблева – оказались недоступны для комментариев. Адвокат руководителя также отказалась ответить на наши вопросы.

Но проблемы налогоплательщика могут не закончиться. По словам следователя Натальи Новоселовой, вскоре организацией займутся налоговики.

СЛОВО СЛЕДОВАТЕЛЮ
Наталья НОВОСЕЛОВА,
следователь 6-го отдела СЧ ГСУ при ГУВД по г.

Москве, лейтенант юстиции:
– Выездная налоговая проверка фирмы не проводилась, но после того, как мы установили, что компания незаконно недоплачивает НДС, мы отправили эти данные в инспекцию, в которой состоит на учете плательщик. Налоговики сообщили, что фирма будет включена в план выездных проверок на IV квартал текущего года.

Претензии налоговиков к компании могут оказаться куда серьезнее, чем найденная милицией недоимка по НДС (1,7 млн руб.) и уголовные штрафы (550 тыс. руб.).

Дело в том, что суд приговорил гендиректора и замглавбуха только за искажения по НДС, поскольку неуплата этого налога уже была окончена (организация поставила НДС к вычету и получила его), а милиция проверяла и установила задолженность только по этому налогу.

Доказать искажения в затратной части по налогу на прибыль милиционерам было бы сложнее. Ведь деньги контрагенту (хотя и «однодневке») фактически были перечислены, следовательно, компания понесла расходы.

Но для налоговиков фиктивность контрагента, подкрепленная к тому же приговором суда по уголовному делу, – достаточная причина, чтобы исключить платежи по договорам из расходов по налогу на прибыль.

ОСОБЕННОСТИ ДЕЛА

Осужденные – генеральный директор и бухгалтер компании – не обжаловали обвинительный приговор. Вместе с тем в деле есть особенности, которые могли бы привести к оправдательному вердикту. Ведь практически все доказательства их вины можно назвать косвенными.

Не было прямых доказательств тому, что бухгалтер или директор собственноручно изготовили печать контрагента и ставили ее на документах. Следствие также не установило, кому принадлежал почерк на доверенностях и других документах, подписанных фиктивным субподрядчиком.

Также не было доказано, что компания сама купила готовую фирму мнимого контрагента. Не были установлены и лица, зарегистрировавшие фирму-«однодневку» и предложившие ее услуги ООО «Екстал». Кроме того, следствие не стало выяснять, куда делись деньги, реально оплаченные по договорам субподряда, кем они были получены.

Как отметила следователь, этот вопрос не был предметом уголовного дела, так как речь шла о недоимке НДС, а вычет к моменту проверки по этому налогу компания уже получила. И наконец, доказательство «однодневности» контрагента не всегда говорит о недобросовестности самой компании.

К такому выводу недавно пришел Верховный суд (это дело мы подробно описывали в статье «Руководитель компании не отвечает за сомнительных контрагентов» в «ПНП» № 8, 2007, стр. 86).

Претензии налоговиков к компании могут оказаться куда серьезнее, чем найденная милицией недоимка по НДС

Источник: http://www.NalogPlan.ru/article/967-militsiya-dokazala-v-sude-svyaz-s-odnodnevkoy-realnyy-sluchay

Поделиться:
    Нет комментариев

      Добавить комментарий

      Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.