+7(499)495-49-41

Как контрагенты снижают ответственность по договору

Содержание

Заключение договоров и налоговые риски: о чем нельзя забывать

Как контрагенты снижают ответственность по договору

проблема, с которой сталкивается налогоплательщик в рамках договорных отношений, — это подтверждение обоснованности налоговой выгоды. Ведь согласно Постановлению Пленума ВАС РФ от 12.10.

2006 № 53 налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, когда для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом (форма сделки должна соответствовать содержанию) или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

В соответствии с Постановлением Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. То есть налоговые проблемы контрагента не являются проблемами налогоплательщика, за исключением двух случаев:

  • Если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.
  • Если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

Письмо ФНС России от 23.03.

2017 № ЕД-5-9/547@ обозначило важную проблему — формальный характер сбора налоговыми органами доказательной базы в целях подтверждения фактов получения налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды: «Налоговые органы, не оспаривая реальность осуществления хозяйственной операции с контрагентом, подтвержденной первичными документами, ограничиваются выводами о недостоверности таких документов, основанными только на допросах руководителей контрагентов, заявивших о своей непричастности к деятельности организаций, или на результатах почерковедческих экспертиз».

Впервые письмо ФНС обозначило, что налоговым органам особое внимание необходимо уделять оценке достаточности и разумности принятых налогоплательщиком мер по проверке контрагента. В Письме ФНС РФ от 23.03.2017 N ЕД-5-9/547@ подробно описано, как это должно происходить на практике.  

Оценивая действия налогоплательщика налоговая:

– оценивает обоснованность выбора контрагента;

– исследует вопросы, отличался ли выбор контрагента от условий делового оборота или установленной самим налогоплательщиком практики осуществления выбора контрагентов;

– выясняет, каким образом оценивались условия сделки и их коммерческая привлекательность, деловая репутация, платежеспособность контрагента, риск неисполнения обязательств, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта;

– анализирует, заключались ли налогоплательщиком сделки преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязательств.

Что может насторожить налоговые органы:

  • отсутствие личных контактов руководства компании-поставщика (подрядчика) и руководства (уполномоченных должностных лиц) компании покупателя при обсуждении условий поставок, а также при подписании договоров;
  • отсутствие документального подтверждения полномочий руководителя компании-контрагента, копий документа, удостоверяющего его личность;
  • отсутствие информации о фактическом местонахождении контрагента, а также о местонахождении складских и (или) производственных и (или) торговых площадей;
  • отсутствие информации о способе получения сведений о контрагенте (нет рекламы в СМИ, рекомендаций партнеров или других лиц, сайта контрагента). При этом принимается во внимание наличие доступной информации о других участниках рынка идентичных товаров (работ, услуг), в том числе предлагающих свои товары (работы, услуги) по более низким ценам;
  • отсутствие у налогоплательщика информации о государственной регистрации контрагента в ЕГРЮЛ;
  • отсутствие у налогоплательщика информации о наличии у контрагента необходимой лицензии, если сделка заключается в рамках лицензируемой деятельности.

Какие документы запрашивает налоговая у налогоплательщика:

  • документы и информацию относительно действий налогоплательщика при осуществлении выбора контрагента;
  • документы, фиксирующие результаты поиска, мониторинга и отбор контрагента;
  • источник информации о контрагенте (сайт, рекламные материалы, предложение к сотрудничеству, информация о ранее выполняемых работах контрагента);
  • результаты мониторинга рынка соответствующих товаров (работ, услуг), изучения и оценки потенциальных контрагентов;
  • документально оформленное обоснование выбора конкретного контрагента (закрепленный порядок контроля за отбором и оценкой рисков, порядок проведения тендера и др.);
  • деловую переписку.

Наличие у налогоплательщика перечисленных документов в значительной степени снижает риски возникновения претензий со стороны налоговых органов в плане налоговой выгоды. Проблемы могут возникнуть в том случае, когда у налогоплательщика отсутствует выверенная система проверки контрагента, системный подход. 

Алексей Петров, бизнес-тренер по налоговому, финансовому, управленческому консалтингу и ведущий вебинара «Налоговые риски при заключении различных договоров» приводит пример обоснования выбора контрагента:

Неважно, какой контракт вы заключаете, важно — с кем именно вы его заключаете. Взаимоотношения с контрагентами влекут ряд других налоговых аспектов, которые уже не связаны с добросовестностью поставщика. Если есть контракт, значит, он влияет на налоговые обязательства налогоплательщиков.

Когда между двумя организациями сделки осуществляются не по рыночным ценам, возникают две проблемы:

1. если это взаимозависимые лица и сделки признаются контролируемыми, необходимо пересчитать налоговые обязательства исходя из рыночных цен.

  1. 2. для не взаимозависимых лиц с контролируемыми сделками или дял взаимозависимых без контролируемых сделок все равно остается вопрос, что если в результате манипулирования сторонами ценами возникает снижение налоговых обязательств, то возникает необоснованная налоговая выгода.

Документирование договорных отношений

Чтобы не возникало проблем, важно, чтобы реальные отношения с контрагентом выражались заключенными договорами, а также существовало фактическое документирование бизнес-процессов. Если в качестве примера взять договор о поставке, то в нем будет описано взаимодействие между покупателем и поставщиком.

В зависимости от поставляемого товара видно, что в рамках договора оформляются и утверждаются заявки на отгрузку товара, утверждается транспортный тариф и многое другое, что свидетельствует о реальном бизнес-процессе, указанном в договоре.

Таким образом, если в договоре описаны реальные отношения, то по факту должны оставаться «следы» в виде накладных, договоров, актов и других доказательств реальной деятельности.

В данном случае работает следующее правило: чем больше доказательств того, что предусмотренный сторонами в договоре порядок взаимодействия реализовывался, тем больше оснований утверждать, что сделка была.

Согласно ст. 9 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ (ред. от 18.07.2017) «О бухгалтерском учете», каждый факт хозяйственной жизни подлежит оформлению первичным учетным документом. Не допускается принятие к бухгалтерскому учету документов, которыми оформляются не имевшие места факты хозяйственной жизни, в том числе лежащие в основе мнимых сделок. 

К таким документам предъявляются конкретные требования:

  • наименование;
  • дата составления;
  • наименование экономического субъекта, составившего документ;
  • содержание факта хозяйственной жизни;
  • величина натурального и (или) денежного измерения факта хозяйственной жизни с указанием единиц измерения;
  • наименование должности лица, совершившего сделку, операцию и ответственного за ее оформление, либо наименование должности лица, ответственного за оформление свершившегося события;
  • подписи лиц, с указанием их фамилий и инициалов либо иных реквизитов, необходимых для идентификации этих лиц.

Законодательные нововведения

Федеральный закон от 18.07.2017 № 163-ФЗ ввел новые статьи, связанные с налоговыми выгодами.

В частности, в нем говорится о том, что «не допускается уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика». По имевшим место сделкам налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу и (или) сумму подлежащего уплате налога при соблюдении одновременно следующих условий:

  • основной целью совершения сделки (операции) не являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога;
  • обязательство по сделке (операции) исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону.

В данном случае прямо говорится о том, что налогоплательщик должен внимательно смотреть за фактами хозяйственной жизни. И если эти факты выдуманные, то никакого уменьшения налоговой базы не будет. Кроме того, необходимо понимать, что сделка должна быть совершена с лицом, которое может являться стороной договора, то есть необходимо подтверждение полномочий того, с кем заключается сделка.

Федеральный закон от 18.07.2017 № 163-ФЗ указывает также и на другой важный аспект: не могут рассматриваться в качестве самостоятельного основания для признания уменьшения налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога неправомерным:

  • подписание первичных учетных документов неустановленным или неуполномоченным лицом,
  • нарушение контрагентом налогоплательщика законодательства о налогах и сборах,
  • наличие возможности получения налогоплательщиком того же результата экономической деятельности при совершении иных не запрещенных законодательством сделок (операций). 

Еще один новый документ, на который стоит обратить внимание, — это совместный документ ФНС и Следственного комитета России «Методические рекомендации Следственного комитета России «Об исследовании и доказывании фактов умышленной неуплаты или неполной уплаты сумм налога (сбора)» (Письмо ФНС от 13.07.2017 № ЕД-4-2/13650@). В нем приводится перечень вопросов, которые проверяющие из ФНС должны задавать руководителю: кто несет ответственность за количество и качество поставляемых товарно-материальных ценностей, услуг, работ; кто принимает первичные документы от поставщика и подписывается

в документе; где происходит принятие товаров, работ, услуг по документу; кто в обязательном порядке должен присутствовать при принятии товаров, работ, услуг. Ответы на все эти вопросы должны содержаться в договоре. 

Источник: https://kontur.ru/articles/4984

Кто отвечает за нарушение договора поставки

Как контрагенты снижают ответственность по договору

Договор поставки заключается между предпринимателями — в этом его отличие от договора купли-продажи. За нарушение договорных обязательств законом предусмотрена ответственность сторон по договору поставки. В каких случаях и каким образом покупатель и поставщик могут отстаивать свои права, расскажем в статье.

Договор поставки является разновидностью договора купли-продажи, специфика которого определена статьей 506 ГК РФ.

По договору поставки поставщик — продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, — обязуется передать ТМЦ, которые он произвел или закупил, покупателю, чтобы тот поставленные ТМЦ использовал в своей предпринимательской деятельности.

Причем закон говорит, что поставляемая по такому контракту продукция не будет использоваться для личных или семейных нужд.

Таким образом, договор поставки заключается только между предпринимателями. Это главный квалифицирующий признак. Надо понимать, что никто не препятствует сторонам заключить обычный договор купли-продажи, но тут важно, что положения § 3 главы 30 ГК РФ предполагают регулирование длительных отношений, предполагающих неоднократные поставки имущества, что и влечет ответственность сторон.

Вначале ответственность сторон за нарушение договора поставки рассмотрим с позиции поставщика. Рассмотрим:

  • основные виды нарушений, за которые законом предусмотрена ответственность продавца (поставщика);
  • специфику ответственности.

Ответственность поставщика

Вид нарушенийОтветственность по договору поставкиОснование
Нарушение обязанности продавца передать товар свободным от прав третьих лицПокупатель вправе требовать у поставщика уменьшить цену или даже расторгнуть контракт. Однако если будет доказано, что он знал о правах третьих лиц, его требования можно не удовлетворятьСтатья 460 ГК РФ
Нарушение условия о количествеЕсли продавец передал меньшее количество ТМЦ, покупатель вправе (если в договоре не было иного):
  • потребовать передать недостающее;
  • отказаться от переданных ТМЦ и от оплаты, а если имущество оплачено, потребовать вернуть деньги.

Статья 466 ГК РФ

Нарушение условия об ассортиментеПокупатель вправе отказаться принять и оплатить ТМЦ, а если они оплачены, потребовать возврата денег.

Если продавец передал одновременно с ТМЦ, товары с нарушением условия об ассортименте, покупатель вправе по своему выбору:

  • принять ТМЦ, соответствующие условию об ассортименте, и отказаться от остальных товаров;
  • отказаться от всего;
  • потребовать заменить то, что не соответствует условию об ассортименте;
  • принять все переданное имущество.

Статья 466 ГК РФ

Поставка ненадлежащего качестваПокупатель, которому передана продукция ненадлежащего качества, вправе потребовать от продавца:
  • соразмерного уменьшения цены;
  • безвозмездного устранения недостатков ТМЦ в разумный срок;
  • возмещения расходов на устранение недостатков товара.

Статья 475 ГК РФ

Передача некомплектного товараПокупатель вправе по своему выбору потребовать от продавца:
  • соразмерного уменьшения покупной цены;
  • доукомплектования в разумный срок.

Если продавец не выполнил требования о доукомплектовании, покупатель вправе:

  • потребовать замены некомплектного товара на комплектный;
  • отказаться от исполнения договора и потребовать возврата уплаченной денежной суммы.

Статья 480 ГК РФ

Специфические формы ответственности установлены статьей 520 ГК РФ. При невыполнении требований покупателя об устранении недостатков ТМЦ или о доукомплектовании товаров он вправе приобрести недоставленное имущество у других лиц с отнесением на поставщика всех необходимых и разумных расходов на приобретение.

Неустойка

Помимо рассмотренных выше форм ответственности поставщика дополнительно может быть предусмотрена уплата неустойки за неисполнение или ненадлежащее исполнение условий договора.

В соответствии со ст. 330 ГК РФ под неустойкой (штрафом, пеней) признается денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. Важно подчеркнуть, что по требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

Статья 331 ГК РФ определяет, что соглашение о неустойке составляется в письменной форме независимо от формы основного обязательства, иначе соглашение о неустойке недействительно.

Неустойка за недопоставку или просрочку поставки взыскивается с поставщика до фактического исполнения обязательства в пределах его обязанности восполнить недопоставленное количество ТМЦ в последующих периодах поставки, если иной порядок уплаты неустойки не установлен законом или соглашением (ст. 521 ГК РФ).

Данная норма интересна тем, неустойка со стоимости недопоставленных в предыдущем периоде ТМЦ взыскивается вторично, если они не переданы приобретателю.

Это обусловлено тем, что количество товаров, не переданное в предыдущем периоде, прибавляется к ТМЦ, которые должны быть переданы в следующем периоде (в следующий частный срок), и с этого количества при невыполнении обязательства начисляется неустойка.

При этом надо понимать, что указанная неустойка может быть взыскана с поставщика вне зависимости от того, есть ли условие о неустойке в договоре поставки. Это так называемая «законная» неустойка (ст. 332 ГК РФ).

Ответственность покупателя

Ответственность за нарушение договора поставки предусмотрена и для покупателя. Он обязуется принять и оплатить ТМЦ.

Принять товар — значит совершить действия, которые необходимы для обеспечения передачи и получения соответствующего имущества.

В случаях, когда покупатель в нарушение закона не принимает поставку или отказывается ее принять, продавец вправе потребовать принять поставку или отказаться от исполнения договора (ст. 484 ГК РФ).

Пени

При невыполнении условий об оплате (несвоевременная оплата) ответственность покупателя определяется договорной неустойкой, которая устанавливается в виде пени за просрочку платежа.

Шаблон договора поставки

Источник: http://ppt.ru/forms/dogovor/postavka-otvetstvennost

Пределы ответственности налогоплательщика за действия своих контрагентов

Как контрагенты снижают ответственность по договору

Одна из актуальнейших проблем современного налогового права – это вопрос о пределах ответственности налогоплательщика за действия своих контрагентов.

В налоговом законодательстве какие-либо положения на этот счет отсутствуют, равно как отсутствуют понятия “недобросовестность налогоплательщика во взаимоотношениях с контрагентами”, “должная осмотрительность и осторожность при выборе контрагента”, “схема по уклонению от уплаты налогов”, “необоснованная налоговая выгода” и т.п.

Указанные категории в полной мере являются результатом судебного правотворчества, что, безусловно, нельзя считать нормальным явлением в условиях провозглашенного ст. 10 Конституции РФ принципа разделения властей.

Пробелы в законодательстве по столь важным для налогоплательщиков вопросам заполнены судебными позициями, выработанными Конституционным Судом РФ, Высшим Арбитражным Судом РФ, арбитражными судами округов, которые, следует отметить, не отличаются достаточной определенностью и последовательностью.

Как следствие, это привело к непредсказуемости и противоречивости судебной практики по налоговым спорам.

Безусловно, подобное положение вещей не добавляет субъектам предпринимательской деятельности инициативы и экономической активности, исключает нормальное налоговое планирование.

Вопрос о пределах ответственности налогоплательщика за действия и правосубъектность своих контрагентов встает, как правило, при разрешении двух категорий налоговых споров:

1. Налоговые споры, связанные с вычетом (возмещением) НДС.

2. Налоговые споры, связанные с обоснованностью и допустимостью расходов, учтенных для целей исчисления налога на прибыль.

Попытаемся рассмотреть некоторые теоретические и практические аспекты указанной проблемы.

Что говорят “большие суды”

Определить границы ответственности налогоплательщика за действия своих контрагентов попытался Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 12 октября 2006 г. N 53 “Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды”. Однако в Постановлении по этому вопросу содержатся неоднозначные позиции.

С одной стороны, Высший Арбитражный Суд РФ указал, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей, равно как и взаимозависимость участников сделок, сами по себе не являются доказательствами получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

В то же время подчеркивается, что налоговая выгода может быть признана необоснованной:

– если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом;

– если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

Как видим, четких ориентиров по вопросу ответственности налогоплательщика за своего контрагента в указанном выше Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ не содержится.

Использование Высшим Арбитражным Судом РФ абстрактного понятия “должная осмотрительность и осторожность” без определения четких критериев таких обстоятельств, безусловно, предоставляет судам полную свободу усмотрения при рассмотрении споров между налогоплательщиками и налоговыми органами.

Не отличаются определенностью и правовые позиции Конституционного Суда РФ.

Так, в Определении от 16 октября 2003 г. N 329-О Конституционный Суд РФ указал: истолкование ст.

57 Конституции РФ в системной связи с другими положениями Конституции РФ не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в п. 7 ст.

3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие “добросовестные налогоплательщики” как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Еще более “полезная” для налогоплательщиков позиция изложена Конституционным Судом РФ в Постановлении от 27 мая 2003 г. N 9-П.

Суд отметил, что недопустимо установление ответственности за такие действия налогоплательщика, которые, хотя и имеют своим следствием неуплату налога либо уменьшение его суммы, но заключаются в использовании предоставленных налогоплательщику законом прав, связанных с освобождением на законном основании от уплаты налога или с выбором наиболее выгодных для него форм предпринимательской деятельности и, соответственно, оптимального вида платежа.

В то же время в Определении от 25 июля 2001 г.

N 138-О Конституционный Суд формулирует правовую позицию, согласно которой недобросовестные налогоплательщики не могут пользоваться тем же режимом правовой защиты, что и добросовестные.

При этом четких критериев, позволяющих отличить добросовестного налогоплательщика от недобросовестного, ни законодателем, ни судебной практикой до сих пор не выработано.

Ясно, что в подобных условиях налоговый орган и суд могут повесить “клеймо недобросовестности” практически на любого налогоплательщика.

Поставщик поставщику рознь

Для целей определения пределов ответственности налогоплательщика за своих контрагентов (по вопросу о правомерности вычета (возмещения) НДС и допустимости расходов по налогу на прибыль) можно на примере взаимоотношений по договору поставки выделить следующие уровни “дефектности” контрагентов (поставщиков).

1. Поставщик является вполне реальным хозяйствующим субъектом, осуществляющим вполне реальную предпринимательскую деятельность и исправно представляющим налоговую отчетность.

При этом поставщик в полной мере располагает материально-техническими, производственными и административными ресурсами, необходимыми для данной предпринимательской деятельности (персонал, складские и производственные помещения, оборудование, транспорт и т.д.).

Действительность хозяйственной операции между поставщиком и налогоплательщиком под сомнение не ставится. Однако по каким-либо причинам, например вследствие финансовой несостоятельности, имеет место неуплата (неполная уплата) поставщиком налогов в бюджет.

2.

Поставщик является действующим хозяйствующим субъектом, представляет налоговую отчетность, но объемы и характер осуществляемой им предпринимательской деятельности, а также имеющиеся в его распоряжении ресурсы позволяют усомниться в возможности совершения отраженной хозяйственной операции между поставщиком и налогоплательщиком в том объеме, который заявлен в представленных документах. При этом имеется задолженность по уплате поставщиком налоговых платежей в бюджет.

3.

Поставщик существует только в Едином государственном реестре юридических лиц, по зафиксированному юридическому адресу не располагается, сведения о реальном месте нахождения и осуществляемой предпринимательской деятельности отсутствуют, налоговая отчетность либо не сдается, либо сдается с нулевыми показателями, отраженные в документах учредители и директор отрицают свою причастность к деятельности поставщика.

4. Поставщик отсутствует в Едином государственном реестре юридических лиц, соответственно налоговая отчетность не сдается, налоги в бюджет не уплачиваются.

В первых двух случаях суды, как правило, встают на сторону налогоплательщика, подтверждая право на вычет (возмещение) НДС и право на учет расходов для целей исчисления налога на прибыль.

При этом отмечается, что в отсутствие прямых доказательств умысла и недобросовестности, направленных на уклонение от уплаты налогов, налогоплательщик не должен нести ответственность за нарушения, допущенные контрагентом; действующее налоговое законодательство не предусматривает возложения на налогоплательщика неблагоприятных последствий действий контрагентов; права налогоплательщика не поставлены в зависимость от результатов хозяйственной деятельности контрагентов при осуществлении налогоплательщиком реальной хозяйственной деятельности; налоговым законодательством установлен принцип личной ответственности хозяйствующего субъекта, нарушившего законодательство, и только при наличии его вины (Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 сентября 2007 г. N 9893/07, Постановление ФАС Поволжского округа от 25 октября 2007 г. по делу N А72-2575/07, Постановления ФАС Московского округа от 16 октября 2007 г. по делу N А40-62081/06-108-342, от 2 ноября 2007 г. по делу N А41-К2-26262/06 и др.).

В третьем случае риск неблагоприятного для налогоплательщика судебного решения значительно выше. Часто суды встают на позицию налоговых органов, усматривая фиктивность хозяйственной операции, совершенной (отраженной) между налогоплательщиком и фактически не существующим поставщиком (Постановление ФАС Поволжского округа от 18 октября 2007 г.

по делу N А12-5520/07, Постановление ФАС Московского округа от 10 октября 2007 г. по делу N КА-А41/10541-07, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 16 октября 2007 г. по делу N А19-3197/07-Ф02-7909/07). Однако в этих же случаях можно встретить решения и в пользу налогоплательщика (см., например, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 31 октября 2007 г.

по делу N А05-5213/2007).

В четвертом случае налогоплательщик практически лишен шансов отстоять свои права в суде. Так, например, ФАС Уральского округа в Постановлении от 8 ноября 2007 г. по делу N А47-2657/06 указал, что в силу п. 2 ст.

51 ГК РФ юридическое лицо считается созданным со дня внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц. Согласно ст. ст.

48 – 51 ГК РФ организации, не прошедшие государственную регистрацию в качестве юридических лиц, не приобретают правоспособность юридического лица, их действия, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, не могут быть признаны сделками в соответствии со ст.

153 ГК РФ. Поскольку в силу ст. 2 ГК РФ предпринимательская деятельность осуществляется на свой риск, то при вступлении в гражданские правоотношения субъекты должны проявлять разумную осмотрительность, так как последствия выбора недобросовестного контрагента ложатся на этих субъектов.

Налогоплательщик не может считаться добросовестным, если при выборе контрагента он не проявил необходимой меры осторожности и осмотрительности. Аналогичная позиция изложена в Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 30 января 2007 г. по делу N Ф08-114/2007-27А.

Пример 1.

ООО “Союз” при исчислении НДС применило налоговые вычеты в отношении хозяйственной операции по поставке товара от ООО “Светлана” в адрес ООО “Союз”. Соответствующие суммы были учтены ООО “Союз” в качестве расходов при исчислении налога на прибыль.

В ходе налоговой проверки налоговым органом было установлено, что поставщик – ООО “Светлана” – в Едином государственном реестре юридических лиц не значится; ОГРН и ИНН ООО “Светлана”, отраженные в первичных документах, являются фальсифицированными. По указанному в первичных документах юридическому адресу ООО “Светлана” отсутствует.

В рассматриваемой ситуации у налогового органа имеются все основания отказать ООО “Союз” в признании налоговых вычетов по НДС и расходов по налогу на прибыль в связи с фиктивностью хозяйственной операции и фактическим отсутствием поставщика – ООО “Светлана”.

Степень ответственности налогоплательщика за действия поставщиков зависит также от места “дефектного” поставщика в цепочке поставки товара.

Так, в обычных условиях, при отсутствии между участниками хозяйственных операций признаков взаимозависимости и аффилированности, ответственность налогоплательщика, как правило, возможна только в связи с действиями своего прямого поставщика (с учетом изложенных выше “групп риска”).

Согласно преобладающей позиции арбитражных судов за действия и правосубъектность субпоставщиков второго, третьего и т.д. звена налогоплательщик ответственности не несет. Так, Высший Арбитражный Суд РФ в Определении от 8 октября 2007 г. N 12087/07, ФАС Поволжского округа в Постановлениях от 7 июня 2007 г.

по делу N А65-24372/06, от 13 ноября 2007 г. по делу N А65-7736/2006, от 27 ноября 2007 г.

по делу N А65-24906/2006-СА2-8 отметили, что выбор субпоставщика не находится под контролем налогоплательщика, прямые договорные и иные экономические отношения между налогоплательщиком и субпоставщиками отсутствуют, в связи с чем в данном случае нельзя говорить о какой-либо неосмотрительности и неосторожности налогоплательщика.

Пример 2.

ООО “Союз” закупает товары по договору поставки у ООО “Светлана”. В свою очередь, ООО “Светлана” приобретает данные товары у ООО “Ромашка”. Таким образом, имеет место следующая последовательность поставки товара: ООО “Ромашка” – ООО “Светлана” – ООО “Союз”. Между ООО “Союз”, ООО “Светлана” и ООО “Ромашка” признаки взаимозависимости отсутствуют.

В ходе налоговой проверки налоговым органом установлено, что ООО “Ромашка” не выполняет своих налоговых обязанностей: налоговая отчетность организацией не сдается, налоги не уплачиваются.

По юридическому адресу ООО “Ромашка” не находится.

В связи с этим налоговый орган отказывает ООО “Союз” в признании налоговых вычетов по НДС и расходов по налогу на прибыль в отношении рассмотренной выше операции по поставке товаров.

В данной ситуации у ООО “Союз” имеются все шансы отстоять свои права в суде, поскольку “дефектный” поставщик – ООО “Ромашка” является по отношению к ООО “Союз” субпоставщиком второго звена; прямые договорные связи между ООО “Союз” и ООО “Ромашка” отсутствуют. Соответственно, ООО “Союз” в рассматриваемом случае по общему правилу не может нести ответственность за действия (бездействие) ООО “Ромашка”.

Надеемся, что изложенные выводы и рекомендации станут полезными многим налогоплательщикам при определении степени налоговых рисков в части хозяйственных взаимоотношений с контрагентами.

Налоговая ответственность

Источник: http://www.pnalog.ru/material/otvetstvennost-nalogoplatelshika-kontragenty

Три серьезные юридические ошибки при заключении договора оказания услуг

Как контрагенты снижают ответственность по договору

Оказание услуг — это сфера, в которой задействовано огромное количество компаний. Продажи профессиональных услуг, по мнению большинства предпринимателей, значительно сложнее, чем продажи товаров.

В то же время многие компании, которые работают в данной сфере, допускают серьезные ошибки при заключении договоров оказания услуг, что приводит к плачевным последствиям.

В этой статье я расскажу про три ошибки при согласовании договора оказания услуг, которые могут привести к убыткам исполнителя.

1. Право на отказ не ограничено в договоре

Я начал с этой ошибки неслучайно. Статья 782 Гражданского кодекса РФ устанавливает, что заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. Это означает, что заказчик может в любой момент отказаться от договора.

Последствием отказа со стороны заказчика является возмещение фактически понесенных расходов. К таким тратам могут быть отнесены расходы на канцелярские принадлежности, приобретение иных комплектующих.

Согласитесь, в сфере оказания услуг исполнитель не несет больших трат, которые могут быть подтверждены документально (чеками, платежными поручениями). В отношениях b2b право на отказ от договора в любой момент может быть ограничено.

В b2c такое ограничение не допускается. Издержки потребительского законодательства!

Пример пункта для договора:

«7.1. Заказчик не вправе в одностороннем порядке отказаться от Договора. Исполнитель вправе в одностороннем внесудебном порядке отказаться от Договора, при условии полного возмещения Заказчику всех понесенных в связи с этим отказом убытков».

При применении такого пункта будут действовать общие нормы ГК РФ, позволяющие расторгнуть договор только в случае его существенного нарушения.

2. Убытки не ограничены сторонами

Данная проблема характерна не только для договоров оказания услуг. ГК РФ устанавливает, что исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков. Убытки состоят из реального ущерба (им может быть стоимость самих услуг) и упущенной выгоде.

В возврате реального ущерба нет ничего страшного. Упущенная выгода, в свою очередь, может состоять буквально из чего угодно. К ней могут быть отнесены расходы на поиск нового контрагента, срыв поставки, траты на более дорогие услуги у другого исполнителя.

Сложно поспорить с тем, что предъявление таких требований могут заставить поволноваться собственника бизнеса. Например, Определение Верховного Суда РФ от 7 декабря 2015 г. по делу № 305-ЭС15-4533 подтвердило законность взыскания с фармацевтической компании ТЭВА 408,4 миллионов рублей упущенной выгоды.

Хоть речь шла и не об услугах, но размер упущенной выгоды впечатляет.

Побороть эту проблему можно включением в договор такого пункта:

«4.6. Исполнитель несет ответственность перед Заказчиком только за реальный ущерб. Исполнитель не несет ответственности перед Заказчиком за упущенную выгоду, производственные издержки, остановку деятельности, расходы по замещающим сделкам или любые другие убытки, независимо от того, кто или что явилось причиной возникновения таких убытков».

Такое ограничение убытков является распространенной бизнес-практикой.

3. У исполнителя отсутствует право на привлечение других лиц для выполнения работ

Очень часто стороны при согласовании договора не могут до конца «очертить» объем работ, который должен быть выполнен, отсутствует внятное техническое задание.

Общей тенденцией является развитие у компании, оказывающей профессиональные услуги отдельной специализации, которая позволяет заявлять о наличии глубокой экспертизы.

Если же по ходу исполнения договора возникает задача, которая требует экспертизы в другой сфере, то может потребоваться привлечение субподрядчиков. По общему правилу, установленному Гражданским кодексом в ст.

780 ГК РФ, исполнитель должен оказать услуги лично.

Исполнение договора другим лицом может стать существенным нарушением его условий. А такое нарушение может стать основанием для расторжения договора. Я рекомендую включать в договоры пункт следующего содержания:

«4.3. Исполнитель оказывает Услуги лично, но имеет право привлекать субподрядчиков».

Если заказчик на такое условие не согласен, то возможно добавление оговорки о том, что привлечение субподрядчика возможно только с письменного согласия заказчика.

Внимательное отношение к четкости формулирования технического задания и пунктов договора — это залог успешного исполнения договоров и отсутствия споров между контрагентами.

А какие проблемы возникали у вас при заключении и исполнении договоров возмездного оказания услуг?

Источник: https://delovoymir.biz/3-oshibki-pri-zaklyuchenii-dogovora-okazanii-uslug-kak-izbezhat.html

Как контрагенты снижают ответственность по договору

Как контрагенты снижают ответственность по договору

Не редки ситуации, когда контрагент в раздел об ответственности по договору напрямую включает способы ее уменьшения. На какие условия о договорной ответственности обратить внимание.

Многие контрагенты заинтересованы в том, чтобы свести к минимуму ответственность по договору.

В условия о договорной ответственности вносят положения об ограничении ответственности контрагента, которые затруднят получение с него выплаты в случае нарушения договора.

Например, контрагент настаивает на исключительной неустойке или соглашается оплатить только реальный ущерб. Если подобное условие закрепить в договоре, кредитору будет сложнее взыскать с должника то или иное возмещение.

При подготовке сделки юристу нужно проанализировать раздел об ответственности по договору. Если в тексте будут присутствовать сомнительные условия, следует настоять на их изменении. Это снизит риск, что контрагент добьется ограничения ответственности по договору. При этом обратите внимание, что контрагент может использовать сразу несколько приемов снижения ответственности.   

Ответственность по договору могут ограничить исключительной неустойкой

Чтобы уменьшить свою договорную ответственность, контрагенты предлагают включит в соглашение условие об исключительной неустойке. Такую неустойку выплачивают вместо возмещения убытков. С помощью данного условия контрагентам удается заранее уменьшить размер штрафных выплат: компания не получит компенсацию больше суммы неустойки.

Ответственность контрагента при помощи условия о неустойке уменьшают двумя способами:

  • в договоре напрямую указывают, что компания вправе потребовать неустойку, а не возмещение убытков;
  • применяют принятый в практике и науке термин «исключительная неустойка» (абз. 2 п. 60 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.16 № 7).

Например, условие о неустойке может выглядеть так:

«За нарушение сроков исполнения обязательства Должник обязуется по требованию Кредитора оплатить исключительную неустойку за каждый день просрочки до фактического исполнения в размере Х (допускается взыскание только неустойки, но не убытков)».

Сокращение штрафов влечет ограничение ответственности по договору   

Для уменьшения договорной ответственности используют не только формулировку об исключительной неустойке. Контрагент может настаивать на ограничении размера пеней за просрочку исполнения. Если пени ограничить, компания не сможет взыскать штрафные проценты по ст. 395 ГК РФ сверх суммы пеней.

Контрагент берет на себя ответственность по договору только за реальный ущерб

Убытки компании по договору могут превышать величину реального ущерба. Если в текст соглашения будет условие, что контрагент восполняет только реальный ущерб, это ограничит ответственность по договору. Средства за упущенную выгоду компания не получит.

При этом в условиях о договорной ответственности может не быть словосочетаний «только ущерб» или «реальный ущерб». Но даже более общая формулировка, что сторона обязана возместить ущерб, может помешать компании взыскать упущенную выгоду (постановление Девятого ААС от 04.02.

16 по делу № А40-144033/15).

Например, в договоре может присутствовать такая формулировка об ограничении ответственности контрагента:

«Ответственность Должника за нарушение обязанностей по настоящему договору ограничена реальным ущербом.

Упущенная выгода, понесенная Кредитором в связи с нарушением Должником настоящего договора, возмещению не подлежит».

Предельный размер убытков снижает ответственность по договору  

Одним из способов ограничения ответственности по договору служит определение размера убытков. Контрагенты предлагают ограничить компенсацию вероятных убытков – независимо от их характера. Для установления предела выплаты указывают:

  • процент от суммы сделки,
  • конкретную сумму.

Например, в текст соглашения вносят условие:

«Должник в случае нарушения Договора обязан возместить Кредитору убытки в пределах N процентов общей цены договора».

Если компания согласится на такое условие, она не сможет компенсировать убытки сверх этой суммы (постановления АС Восточно-Сибирского округа от 13.02.17 по делу № А33-27447/2015, ФАС Московского округа от 10.06.14 по делу № А40-123469/13).

Ответственность по договору снижают условия о форс-мажоре

Стороны сделки несут договорную ответственность за нарушение условий. Если обстоятельства непреодолимой силы повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, сторона сделки должна это доказать (п. 3 ст. 401 ГК РФ). Данное правило работает независимо от наличия или отсутствия вины контрагента.

Однако стороны вправе указать в договоре, что возьмут на себя ответственность по договору только при наличии собственной вины (постановления АС Московского округа от 31.05.16 по делу № А40-115314/15, АС Московского округа от 22.08.16 по делу № А40-191670/15-112-1539, Пятнадцатого ААС от 24.03.

17 по делу № А53-17065/2016).

Например, в договоре пишут:

«Стороны несут ответственность за нарушение настоящего договора при наличии вины.

Стороны освобождаются от ответственности за нарушение договора, если докажут, что оно произошло не по их вине или из-за непреодолимой силы».

Если компания согласится на такое ограничение ответственности контрагента, она освободит его от необходимости принять последствия за невиновные нарушения.

Договорную ответственность снижают неопределенные формулировки о форс-мажоре 

Помимо отмены договорной ответственности за невиновные нарушения, контрагенты нередко добиваются псевдоограничения ответственности. Нередко в договоре фигурирует перечисление конкретных примеров форс-мажора: ДТП и других аварий, пожаров, стихийных бедствий и т. д.

Подобный текст можно расценить как попытку увеличить варианты освобождения от ответственности по договору. Когда суд анализирует пункт с такими формулировками, не известно, как он его истолкует. Чтобы снять неопределенность, в договоре или нужно отказаться от перечисления, или указать, что все случаи должны соответствовать понятию непреодолимой силы (п. 3 ст. 401 ГК РФ).

Источник: https://www.law.ru/article/21731-kak-snijayut-otvetstvennost-po-dogovoru

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.