+7(499)-938-48-12 Москва
+7(812)-425-63-82 Санкт-Петербург
8(800)-350-73-64 Горячая линия

Договор подписали за директора. Что докажет действительность сделки

Содержание

Мы доказали реальность сделки, хотя к ней имели отношение однодневки

Договор подписали за директора. Что докажет действительность сделки

Мы доказали реальность сделки, хотя к ней имели отношение однодневки

ЗА СЧЕТ ЧЕГО СЭКОНОМИЛИ: Налог на прибыль и НДС

СКОЛЬКО: Более 13 млн рублей доначислений, пеней и штрафов

ЧЕГО ЭТО СТОИЛО: Пришлось доказывать, что наличие сомнительных признаков у учредителей контрагента не говорит о нереальности сделок. Подписание документов неустановленными лицами — не безусловное доказательство получения необоснованной выгоды

Входе выездной проверки налоговики усомнились в реальности сделок с одним из поставщиков. Они сняли расходы и вычеты по спорным сделкам и, соответственно, доначислили компании налог на прибыль и НДС. При этом контролеры предъявили нетипичные доводы. Они заявили, что учредители контрагента — однодневки.

Компания не согласилась с доначислениями и с нашей помощью подготовила возражения на акт проверки. Отменить решение инспекции удалось в вышестоящем налоговом органе. Компания избежала судебного разбирательства.

Три учредителя контрагента оказались однодневками

Учредителями спорного поставщика выступали три юридических лица. В ходе проверки контролеры обнаружили у них сомнительные признаки. Организации были зарегистрированы по массовому адресу, руководители и участники также были массовыми. Транспортные средства, недвижимость, земельные участки отсутствовали. Персонала, технических и материальных запасов тоже не было.

Организации представляли налоговую и бухгалтерскую отчетность с минимальными показателями. Самое интересное, что у них не было даже расчетных счетов в банках. На основании этого налоговики пришли к выводу, что учредители компании-поставщика не вели финансово-хозяйственную деятельность. Это свидетельствует о том, что сделки с контрагентом нереальны.

В апелляционной жалобе компания указала, что претензии к учредителям поставщика не имеют никакого отношения к спорным сделкам. Тот факт, что учредители контрагента имеют сомнительные признаки, не говорит о нереальности поставок. Довод о том, что учредители не могли вести деятельность в силу отсутствия материальных ресурсов, необоснован.

Поскольку свою деятельность они поручили вести как раз учрежденному ими обществу — контрагенту налогоплательщика. У последнего также не было в собственности транспортных средств, недвижимости, оборудования. Контрагент взял активы в аренду. Законодательство это делать не запрещает. Отсутствие имущества не делает деятельность компании фиктивной.

Контрагент опроверг доводы об отсутствии персонала и активов

Контролеры проанализировали банковские выписки поставщика. Они обнаружили, что все средства, поступающие на расчетный счет, он перечислял в адрес компаний с сомнительными признаками. В рамках встречных проверок последние не представили никаких документов.

На этом основании проверяющие заявили, что эти юрлица не могли поставлять товар контрагенту. Их банковские выписки не подтверждают закупку товара. А значит, они не отгружали товар контрагенту, а последний, в свою очередь, не отгружал его налогоплательщику.

Сделки по поставке ТМЦ нереальны.

Особенно проверяющих порадовало то, что контрагент не уплачивал налоги. Хотя представлял в инспекцию декларации с суммами к уплате. Но в решении по жалобе УФНС указало, что вывод о представлении отчетности с показателями, не соответствующими реальным оборотам, могут подтвердить только результаты проверки в отношении самого контрагента.

Контролеры заявили, что контрагент не перечислял зарплату, арендные и коммунальные платежи. После получения акта проверки компания обратилась к поставщику за разъяснениями. Он представил копию договора аренды, а также банковские выписки, в которых отражены арендные платежи и прочие хозяйственные расходы.

Штатное расписание и приказы о передаче менеджерам контрагента права подписи опровергали доводы налоговиков об отсутствии управленческого и производственного персонала.

Эти документы компания приложила к апелляционной жалобе. Тот факт, что контрагент не перечислял зарплату с расчетного счета и не снимал на эти цели деньги, не говорит об отсутствии трудовых ресурсов.

Ведь поставщик представлял в инспекцию справки по форме 2-НДФЛ.

Проверяющие обнаружили, что в собственности контрагента не было никакого имущества. Но вышестоящая инспекция указала, что это не свидетельствует об отсутствии реальной финансово-хозяйственной деятельности. Для ведения уставной деятельности компания заключила договор аренды нежилого помещения. Перевозку товара осуществляли сторонние организации.

В ходе проверки компания представила пакет документов, подтверждающих проявление должной осмотрительности при выборе поставщика. Это заверенные копии устава, свидетельств о госрегистрации и постановке на учет, приказов на право подписи документов и т. д.

Организация представила внутреннее положение по проверке добросовестности контрагентов, а также лист проверки по спорному поставщику, в котором были подписи юриста, бухгалтера и менеджера.

Этот документ подтверждал, что различные службы компании проверяли поставщика, перед тем как начать с ним работу и подписать договор.

Показания сотрудников и деловая переписка подтвердили реальность сделок

В ходе допроса менеджер компании пояснил, что никогда не встречался с представителями контрагента. Точное местонахождение поставщика ему не известно. Он общался с одним из его сотрудников по телефону или через электронную почту.

Он лично оформлял заявки на поставку товара, руководитель компании их не утверждал и не подписывал. Обмен документами стороны осуществляли по почте. Товар доставляла транспортная организация, с которой налогоплательщик заключил договор.

Это подтверждали товарно-транспортные накладные.

Контролеры выяснили, что данный контрагент достался компании от прежнего менеджера по закупкам. Они допросили бывшего сотрудника. Он не подтвердил заключение договора и то, что он был контактным лицом, поскольку прошло слишком много времени.

В решении по апелляционной жалобе УФНС указало, что должностные лица компании, в том числе бывшие, подтвердили взаимоотношения со спорным контрагентом. А порядок документооборота и оформления заявок соответствует обычаям делового оборота.

В проверяемом периоде спорный контрагент был одним из основных поставщиков налогоплательщика. Руководитель компании отметил, что поиском поставщиков занимался отдел закупок.

При мониторинге продавцов сотрудники отдавали приоритет организациям, предлагающим наиболее выгодные условия продаж. Выбор спорного контрагента был обусловлен лучшей ценой, которую он предложил на рынке. Об этом свидетельствуют прайс-листы поставщиков данной продукции.

Компания прекратила сотрудничество с контрагентом, так как поступило более выгодное предложение.

В акте проверки инспекторы указали, что компания не представила деловую переписку с контрагентом. Они отметили, что электронная переписка таковой не является. Судя по тексту, компания переписывалась с иным юрлицом, а не с контрагентом.

Это также свидетельствует о нереальности сделок. В апелляционной жалобе организация указала, что контрагент действовал в рамках лицензионного договора на использование товарного знака. Поэтому в переписке фигурировало третье лицо.

Копию лицензионного договора компания приложила к жалобе.

В дальнейшем налогоплательщик реализовал спорный товар. Он представил счета-фактуры и товарные накладные, выписанные в адрес своих покупателей. Это еще раз подтверждает реальность приобретения товара у контрагента.

Компания не могла знать о недостоверности подписей в первичке

Проверяющие заявили, что счета-фактуры и товарные накладные от имени контрагента подписали неустановленные лица. Контролеры назначили почерковедческую экспертизу (ст. 95 НК РФ). Эксперты установили, что из десяти менеджеров, подписавших счета-фактуры, достоверно подлинными являются только подписи одного из них. Остальные подписи указанным лицам не принадлежат.

Компания инициировала повторную почерковедческую экспертизу. Специалисты подтвердили, что первая процедура проведена с нарушениями. Следовательно, налоговики не вправе опираться на ее выводы. Компания приложила к апелляционной жалобе копию паспорта руководителя контрагента. Его подпись визуально совпадала с подписью в приказе и в других документах.

Компания получила от контрагента заверенные подписью директора и печатью приказы на передачу права подписи документов определенным сотрудникам. В приказах были образцы подписей этих сотрудников.

Вышестоящая инспекция также отметила, что подписи менеджеров в приказе и в документах визуально идентичны. Организация не знала и не могла знать о пороках подписей и не обязана проводить экспертизу документов.

О правомерности позиции общества свидетельствует обширный пласт судебной практики (определение ВАС РФ от 08.08.13 № ВАС-10423/13, постановления ФАС Московского от 05.03.12 № А40-69750/10-111-346, Уральского от 16.10.

13 № Ф09-11085/13, Центрального от 14.03.13 № А48-1141/2011 округов).

В решении по апелляционной жалобе УФНС указало, что результаты первоначальной экспертизы о недостоверности подписей носят вероятностный характер.

Факт подписания счетов-фактур неустановленными лицами — не основание для признания налоговой выгоды необоснованной (постановления ФАС Центрального от 27.02.13 № А64-1283/2012, Московского от 11.03.

13 № А40-20430/12-107-93, Поволжского от 28.03.12 № А57-7066/2011, от 29.11.12 № А65-12846/2012 округов).

УФНС подчеркнуло, что недостоверность счетов-фактур не может самостоятельно в отсутствие иных фактов и обстоятельств стать безусловным основанием для доначислений. К аналогичному выводу высшие судьи пришли еще в 2010 году (постановление Президиума ВАС РФ от 20.04.10 № 18162/09).

Источник: http://law-llc.ru/news/my_dokazali_realnost_sdelki_khotya_k_ney_imeli_otnoshenie_odnodnevki

Как доказать реальность сделки если в ней замешаны однодневки. Опыт компании

Договор подписали за директора. Что докажет действительность сделки

Налоговики проводили выездную налоговую проверку и заподозрили проверяемую компанию в необоснованной налоговой выгоде. Сделки с одним из ее поставщиков показались им сомнительными. В результате инспекторы вручили компании решение, где сняли расходы и вычеты по спорным сделкам и, соответственно, доначислили компании налог на прибыль и НДС.

Проверяемая компания не согласилась с решением налоговиков и подготовила возражения на акт проверки.

Претензии к учредителям поставщика не имеют отношения к спорным сделкам

Учредителями спорного контрагента были три юрлица. Налоговики их проверили и обнаружили сомнительные признаки. Руководители и участники этих компаний были массовыми. Адреса регистрации юрлиц тоже. Так же отсутствовали персонал, недвижимость, земельные участки, технические и материальные запасы.

Налоговую и бухгалтерскую отчетность организации представляли с минимальными показателями. Не было даже расчетных счетов в банках. На этих основаниях инспекторы пришли к выводу, что учредители спорного поставщика не вели финансово-хозяйственную деятельность.

Следовательно, сделки с этим контрагентом – нереальны.

Компания не согласилась с решением налоговой инспекции. В апелляционной жалобе она указала, что претензии к учредителям поставщика не имеют никакого отношения к спорным сделкам.

То, что учредители спорного контрагента не могли вести деятельность из-за отсутствия материальных ресурсов, ничего не доказывает. Свою деятельность они поручили вести как раз учрежденному ими обществу — контрагенту налогоплательщика. Тот в свою очередь взял активы в аренду.

В законе не указано, что этого делать нельзя. Следовательно, отсутствие собственного имущества не делает деятельность компании фиктивной.

Спорный контрагент доказал наличие персонала и активов

Налоговики проанализировали банковские выписки спорного контрагента. В результате анализа они выявили, что все деньги, которые поступали на расчетный счет, контрагент перечислял в адрес компании с признаками однодневки.

Инспекторы назначили встречную проверку, но сомнительные организации не представили никаких документов. На этом основании фиксалы сделали вывод, что сделки по поставке ТМЦ нереальны, так как эти юрлица не могли поставлять товар контрагенту. Их банковские выписки не подтверждают закупку товара.

Следовательно, товар контрагенту они не отгружали, а последний, в свою очередь, не отгружал его налогоплательщику.

Компания получила акт проверки от налоговиков, где они указали, что спорный контрагент не перечислял зарплату персоналу, арендные и коммунальные платежи. Тогда проверяемый налогоплательщик обратился к поставщику за разъяснениями.

Тот представил копию договора аренды и банковские выписки, в которых отражены арендные платежи и прочие хозяйственные расходы.  Так же штатное расписание и приказы о передаче менеджерам контрагента права подписи.

Все документы компания приложила к апелляционной жалобе.

Так же в ходе проверки налогоплательщик представил налоговикам пакет документов, который подтверждает, что компания проявила должную осмотрительность при выборе поставщика. Там были  заверенные копии устава, свидетельств о госрегистрации и постановке на учет, приказов на право подписи документов и т. д.

Вдобавок общество представило внутреннее положение по проверке добросовестности контрагентов, а также лист проверки по спорному поставщику, в котором были подписи юриста, бухгалтера и менеджера.

Этот документ подтверждал, что различные службы компании проверяли поставщика, перед тем как начать с ним работу и подписать договор.

Деловая переписка и показания сотрудников  подтвердили реальность сделок

В ходе допроса менеджер компании пояснил, что ему не известно местонахождение поставщика, и что, он никогда не встречался с его представителями. Общался менеджер с сотрудниками контрагента только через электронную почту или по телефону.

Те лично оформлял заявки на поставку товара, руководитель компании их не утверждал и не подписывал. Обменивались документами они тоже по почте. Товар доставляла транспортная организация, с которой налогоплательщик заключил договор.

Это подтверждали товарно-транспортные накладные.

Налоговики допросили бывшего сотрудника налогоплательщика, так как выяснили, что именно он изначально общался со спорным контрагентом.

Но бывший работник не подтвердил заключение договора с поставщиком то, что он был контактным лицом, поскольку прошло слишком много времени.

УФНС указало в решении по апелляционной жалобе, что действующие и бывшие должностные лица организации подтвердили взаимоотношения со спорным поставщиком. Так же, что оформление заявок и порядок документооборота соответствует обычаям делового оборота.

Спорный контрагент был одним из основных поставщиков налогоплательщика в проверяемом периоде. Искал поставщиков отдел закупок.

Сотрудники отдела выбирали организации, которые предлагали самые выгодные условия продаж и спорного контрагента они выбрали, потому что он предлагал наилучшую цену. Этот факт доказывают прайс-листы остальных поставщиков аналогичного товара.

Налогоплательщик перестал сотрудничать со спорным контрагентом, так как появилось более лучшее предложение.

В акте проверки налоговики заявили, что налогоплательщик не представил им деловую переписку со спорным контрагентом. Электронная переписка к такой не относится. Из текста переписки налоговики заметили, что компания общалась с другим юрлицом, а не со спорным контрагентом.

А это доказательство в пользу нереальности сделок с ним. В апелляционной жалобе налогоплательщик прокомментировал эту ситуацию. Он указал, что спорный поставщик действовал в рамках лицензионного договора на использование товарного знака. Поэтому в переписке фигурировало третье лицо.

К жалобе компания приложила копию этого лицензионного договора.

Далее проверяемая компания представила счета-фактуры и товарные накладные, выписанные в адрес покупателей, которые приобрели спорный товар. Это еще раз подтверждает реальность приобретения товара у контрагента.

О недостоверности подписей в первичных документах компания знать не могла

Налоговики назначили почерковедческую экспертизу документов по спорным сделкам. Эксперты установили, что достоверно подлинные только подписи у одного из десяти менеджеров. Остальные подписи указанным лицам не принадлежат. Следовательно, счета-фактуры и товарные накладные от имени контрагента подписали неустановленные лица.

Проверяемая компания инициировала повторную почерковедческую экспертизу и выяснила, что первая процедура проведена с нарушениями. А значит, фиксалы не вправе оперировать ее выводами. Налогоплательщик приложил к апелляционной жалобе копию паспорта руководителя контрагента.

Его подпись визуально совпадала с подписью в приказе и в других документах. Затем, компания получила от спорного поставщика заверенные подписью директора и печатью приказы на передачу права подписи документов определенным сотрудникам.

В приказах были образцы подписей этих сотрудников.

Вышестоящая инспекция также подтвердила, что подписи менеджеров в приказе и в документах визуально идентичны. Налогоплательщик не знал и не мог знать о пороках подписей, и не обязан проводить экспертизу документов. Этот факт подтверждает и судебная практика (определение ВАС РФ от 08.08.

13 № ВАС-10423/13, постановления ФАС Московского от 05.03.12 № А40-69750/10-111-346, Уральского от 16.10.13 № Ф09-11085/13, Центрального от 14.03.13 № А48-1141/2011 округов).

Так же недостоверность счетов-фактур не может самостоятельно в отсутствие иных фактов и обстоятельств стать безусловным основанием для доначислений (постановление Президиума ВАС РФ от 20.04.10 № 18162/09). 

Источник: http://www.NalogPlan.ru/article/4076-kak-dokazat-realnost-sdelki-esli-v-ney-zameshany-odnodnevki-opyt-kompanii

Как проверить полномочия на подписание договора

Договор подписали за директора. Что докажет действительность сделки

Дата написания: 2013-10-07

В одной из предыдущих статей, я уже затрагивал тему по вопросу проявления должной осмотрительности при заключении сделки.

Эта тема достаточно многогранна, в связи с этим, в продолжении этого вопроса я решил несколько углубиться в тематику и рассмотреть вопрос проверки полномочий контрагента при подписании договора.

О том как проверять в комплексе саму сделку, у меня есть специальный видеокурс по проверке договоров при заключении . Там приведен алгоритм действий при проверке в целом, начиная от контрагента и заканчивая текстом договора.

Но вернемся к полномочиям…

Понятие полномочий

Подписание сторонами договора один из наиболее важных этапов в процессе заключение сделки. Здесь наиболее ответственным моментом является проверка полномочий лиц, подписывающих договор. Дело в том, что юридическую силу договору придает, в большинстве случаев, подпись такого лица, который имеет соответствующие на это полномочия.

Для юридических лиц возможны два варианта подписания.

  • Подписание договора непосредственно руководителем
  • Подписание договора представителем по доверенности

Юридическое лицо – это своего рода фикция, само по себе оно проявить себя вовне не может. Оно всегда действует посредством кого то. Этот кто то именуется органом юридического лица. При заключении юридическим лицом любой сделки право подписывать договоры от имени этого юридического лица имеет, как правило, только его исполнительный орган (руководитель).

Так согласно ст. 53 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ)

Юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами.

В связи с этим полномочия представляют собой совокупность прав, позволяющая лицу (первый) действовать от имени другого лица (второй), при этом действия совершенные первым лицом непосредственно создают, изменяют и прекращает гражданские права и обязанности у второго лица.

Проверка полномочий при подписании договора руководителем

В подавляющем большинстве случаев от имени юридического лица договоры подписывает его единоличный исполнительный орган, уполномоченный на это учредительными документами.

Лицо, являющееся руководителем (в должности директора, президента, начальника, генерального директора и т.д.

), назначается как правило, иным, высшим органом юридического лица (общее собрание участников, общее собрание акционеров, совет директоров и т.д.). Назначение выражается обычно в форме протокола или решения.

Таким образом, первое что необходимо проверить при подписании договора руководителем это наличие и непосредственно содержание протокола (решения) о назначении.

Здесь необходимо отметить, что ряд организаций, как правило это бюджетники, документом, выражающим назначение на должность, будет не Протокол (Решение), а Распоряжение (Приказ) вышестоящего органа, но суть от этого не меняется – всегда должна быть четко выражена воля учредителей (участников) юридического лица о назначении кого то единоличным исполнительным органом.

Также немаловажно проверить и содержание протокола (решения) на наличие необходимых реквизитов. Дело в том, что с 01.09.2013 в ГК РФ появилась отдельная глава – “Решения собраний”, в которой предусмотрены определенные требования к решениям и порядок их принятия. К примеру ст. 181.2. ГК РФ предусмотрено, что в протоколе о результатах очного ания должны быть указаны:

  1. дата, время и место проведения собрания;
  2. сведения о лицах, принявших участие в собрании;
  3. результаты ания по каждому вопросу повестки дня;
  4. сведения о лицах, проводивших подсчет ;
  5. сведения о лицах, авших против принятия решения собрания и потребовавших внести запись об этом в протокол.

Во-вторых, находим в выписке из Единого государственного реестра юридических лиц (Выписка из ЕГРЮЛ) подтверждение о том, что лицо, указанное в протоколе (решении), в качестве единоличного исполнительного органа, является лицом, имеющим право без доверенности действовать от имени юридического лица. Понятно, что Выписка из ЕГРЮЛ должна быть достаточно свежей. Обычай делового оборота исходит, как правило, из месячной давности. На такую давность Выписки из ЕГРЮЛ ориентируются, как правило, и нотариусы.

В-третьих, следует ознакомиться с уставом юридического лица. Не секрет, что довольно часто полномочия единоличного исполнительного органа юридического лица ограничивают учредительными документами. В большинстве случаев ограничение на сделки в учредительных документов осуществляется одним из трех способов (или их комбинацией)

  • ограничение по сумме сделки
  • ограничение по виду сделки
  • ограничение по соотношению суммы сделки со стоимостью чистых активов

В связи с этим, чтобы сделка не была оспоримой, желательно удостоверится нет ли каких либо препятствий и ограничений у руководителя на заключение (подписание) договора.

Проверка полномочий при подписании договора по доверенности

Помимо непосредственно руководителя юридического лица договор может подписать и лицо, действующее по надлежащим образом оформленной доверенности.

Доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу или другим лицам для представительства перед третьими лицами. Нормативные требования предъявляемые к доверенности указаны в главе 10 ГК РФ.

Здесь необходимо отметить, что подписание договора доверенным лицом по доверенности, не отменяет требований проверки полномочий самого лица выдавшего доверенность.

Дело в том, что по доверенности можно передать только те полномочия, которыми реально располагаешь на момент выдачи доверенности. Это и логично. Нельзя передать то чего у тебя нет.

В связи с этим стандартная проверка устава организации, протокола (решения) и Выписки из ЕГРЮЛ остается в силе, тем более если доверенность составлена в простой письменной форме, или выдана в порядке передоверия.

Как известно существуют две основные формы доверенности

  • простая письменная
  • удостоверенная нотариально

В качестве исключения в статье 185.1 ГК РФ приводятся случаи, когда доверенности, выданные в определенных обстоятельствах, приравниваются к нотариальным, а также случаи, когда доверенность может быть удостоверена организацией, в которой доверитель работает или учится, и администрацией стационарного лечебного учреждения, в котором он находится на излечении.

В случае подписания договора требования по доверенностям общие.

Так согласно п. 4. ст. 185.1. ГК РФ

Доверенность от имени юридического лица выдается за подписью его руководителя или иного лица, уполномоченного на это в соответствии с законом и учредительными документами.

Исключения составляют сделки подлежащие государственной регистрации, здесь необходима нотариальная доверенность. Обратите внимание требования к доверенности с 01.09.2013 стали в какой то степени мягче. Теперь печать организации на доверенности не является обязательной, достаточно лишь подписи уполномоченного лица.

Далее смотрим дату выдачи доверенности. Доверенность, в которой не указана дата ее совершения, ничтожна.

Так как доверенности обычно выдаются на какой то определенный срок, то необходимо удостоверится не просрочена ли она. Хотя, безусловно, по новым правилам (с 01.09.2013) срок действия доверенности формально не ограничен.

Кроме этого, настоятельно рекомендую при подписании важных договоров посредством доверенного лица, ознакомившись с содержанием доверенности и соответствия ее закону, удостоверится у доверителя (лица выдавшее доверенность) не отозвана (не отменена) ли она на день подписания договора.

Исключением из этого правила является безотзывная доверенность, введенная законодателем в ГК РФ с 01.09.2013., хотя и у такой доверенности есть некоторые нюансы, указанные в ст. 188.1. ГК РФ. Поэтому при подписании договора по доверенности нельзя терять бдительности, нюансов много.

Это основные правила, которых желательно придерживаться при проверке у контрагента полномочий на подписание договора.

Кроме вышеуказанных общих рекомендации, также иногда, чтобы удостовериться в подлинности подписи на документах, запрашивают дополнительно банковские карточки с образцами подписи или копию паспорта.

Правда у некоторых людей, в силу специфики их почерка, подпись со временем может меняться или вообще каждый раз при подписании выглядеть немного иначе. Но это скорее редкость нежели правило, и в большинстве случаев вышеуказанных процедур бывает вполне достаточно.

Источник: http://vnedogovora.com/view_post.php?id=16

Подделка подписи в договоре

Договор подписали за директора. Что докажет действительность сделки

Иногда в небольших организациях генеральный директор позволяет определенному кругу лиц – например, заместителю или бухгалтеру, ставить свою подпись на не очень важных документах, когда он сам этого сделать не может по причине отсутствия на рабочем месте.

Случается, что во время того, как генеральный директор находится в отпуске или командировке, он просит штатного юриста подписать за него договор, но без доверенности.

В случае, если контрагент заподозрит фальсификацию подписи, существует риск, что он обратиться в суд с намерением оспорить сделку, потребует провести почерковедческую экспертизу.

К каким последствиям могут привести подобные действия – расскажет директор юридического бюро «АргументЪ» Андрей Александрович Ларин.

А.А.Ларин:

– Последствия подобных действий могут быть следующие – суд  признает договор незаключенным или недействительным, а сотрудника могут привлечь к уголовной ответственности. Рассмотрим более подробно эти опасности и подумаем, как можно защитить сделку и обезопасить своего сотрудника.

Риск №1: Суд признает договор незаключенным

В соответствии с гражданским законодательством, договор признается заключенным, если стороны достигли соглашения по всем существенным условиям договора.

Сделки между юридическими лицами совершаются в письменной форме. Для ее соблюдения важно, чтобы документ был подписан лицом, совершившим сделку, или его представителем. Подделка подписи приравнивается к тому, если бы сторона не подписала договор вовсе.

Как обезопасить сделку? ГК РФ регламентирует, что несоблюдение простой письменной формы не влечет автоматической недействительности сделки. К примеру, договор поручительства действителен лишь при соблюдении письменной формы.

Для подтверждения заключения сделки, можно сослаться на переписку сторон, акты сверки, подписанные контрагентом, товарные накладные и любые иные имеющиеся письменные доказательства.

Кроме того, можно сослаться на действующую позицию Президиума ВАС РФ о том, что при наличии спора о заключении договора суд должен оценивать все обстоятельства в совокупности в пользу сохранения, а не аннулирования обязательства.

Подделка подписи не всегда влияет на заключенность договора.

Однако остается риск признания договора недействительным.

Риск №2: Суд признает договор недействительным

Гражданское законодательство устанавливает — подписание договора за руководителя юридического лица неуполномоченным лицом противоречит закону, поэтому подобная сделка недействительна.

Контрагенту достаточно получить заключение почерковедческой экспертизы, подтверждающее факт подделки и, вероятнее всего, судом сделка будет признана недействительной.

Есть ли возможность защитить сделку? Закон устанавливает, что при подделке подписи на договоре нельзя ссылаться на последующее одобрение сделки. Норма о последующем одобрении распространяется на действительные сделки, а при подделке сделка ничтожна.

Судебная практика показывает, что договор должен быть подписан собственной подписью неуполномоченного лица, а не иного гражданина.

Исполнение подписи за другого человека не основано на законе, даже когда известно лицо, совершившее подделку, — в такой ситуации статья 183 ГК РФ применена быть не может.

Однако имеется и противоположное мнение в судебной практике, так как такая трактовка закона образует риск недобросовестного поведения контрагентов. К примеру, недобросовестный директор организации-поручителя может намеренно дать указание сотруднику подделать его подпись на договоре поручительства, чтобы впоследствии сделку могли оспорить.

Суды в большинстве случаев осуществляют проверку на предмет того, была ли сделка одобрена заинтересованной стороной, даже, когда подделка подписи подтверждается заключением эксперта.

Если договор, подписанный со стороны одного из его участников неуполномоченным лицом, был впоследствии прямо одобрен заинтересованной стороной, то применяется п.

2 статьи 183 ГК РФ, а значит договор не будет недействительным.

Последующее одобрение сделки может представлять собой признание претензии контрагента по сделке, принятие исполнения, подписание акта сверки задолженности, подписание дополнительного соглашения об изменении оспариваемого договора и другие действия контрагента.

Для защиты сделки, сошлитесь на ее последующее одобрение организацией или контрагентом — в зависимости от того, чья подпись на договоре подделана. Подкрепите позицию ссылками на судебную практику в пользу действительности сделки. Если противоположная сторона имеет целью избавление от невыгодной сделки, дополнительно подчеркните ее недобросовестное поведение.

Еще один аргумент в пользу сохранения сделки наличие подлинного оттиска печати, которым скреплен договор, если он не оспаривается контрагентом вместе с подписью. Существует судебная практика, указывающая, поддельная подпись не оказывает влияния на действительность самого документа. Говорить с уверенностью, что суд откажется признать сделку недействительной нельзя, однако шансы имеются.

Риск №3: привлечение сотрудника к уголовной ответственности

Уголовное законодательство подделку подписи может квалифицировать по разным статьям в зависимости от вида, цели, характера документа, который был подделан, а также размера нанесенного ущерба.

Первый вариант – привлечение к статье 159 УК РФ.

Мошенничество совершается путем обмана или злоупотребления доверием. Подделка документа – один из способов обмана. Однако подделки подписи на договоре мало для того, чтобы действия юриста были расценены как мошенничество, если между сторонами существовали гражданско-правовые отношения.

Подделка договора будет квалифицирована как мошенничество, если весь договор не соответствует действительности и применяется для хищения имущества юридического лица. К примеру, если стороны не планировали вообще сотрудничества, а текст документа полностью сфальсифицирован, в том числе и подписи сторон.

Второй вариант – привлечение к статье 327 УК РФ с обвинением в подделке документов

Ответственность в этом случае наступает лишь за ту подделку, в итоге которой по фальшивым документам лицо может получить права, которые ему не полагаются, или освободиться от законных обязанностей.

Статья также регламентирует, что, если лицу было известно о подделке, но оно все равно применяло документ, за это также оно будет привлечено к ответственности.

Так, по данной статье можно привлечь самого генерального директора, если он «доверяет без доверенности» и по его одобрению сотрудник ставит поддельную подпись на документе, который потом представляется контрагенту или государственному органу. Однако, если негативные последствия не наступили, ответственность не наступает.

Кроме того, можно сослаться на часть 2 статьи 14 УК РФ, регламентирующую, что не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Еще одна опасность – возможность привлечения к ответственности по ч. 1 статье 303 УК РФ.

Если сотрудник поставит поддельную подпись на документе и потом представит его в суд в качестве доказательства по делу, то он рискует быть привлеченным к уголовной ответственности за фальсификацию доказательств. Но важно знать, что если ему не было известно о подделке на документе, привлечь его к ответственности невозможно ввиду отсутствия состава преступления.

В большинстве случаев почерковедческой экспертизой устанавливается, что подпись подделана неустановленным лицом.

Ссылаясь на результат экспертизы и решение суда в свою пользу, контрагент может потребовать возбуждения уголовного дела по факту фальсификации документов. В данном случае уголовное дело будет возбуждено в отношении неустановленного лица.

Определить конкретного гражданина, который подделал подпись руководителя, сложно, в особенности, если признательных показаний получено не будет.

Основываясь на судебной практике, рекомендую воздержаться от подделки подписей генерального директора даже по его просьбе. Так как данные действия очень опасны. Всегда лучше заранее делегировать полномочия по подписанию бумаг законным способом – путем оформления доверенности.

Наталья Огольцова

предоставлены  юридического бюро «АргументЪ»

Специально для CityGu.ru

« Самые уютные места в Саратове Марк Дембо о книге Станислава Воробьева «Самозапуск» »

Источник: https://citygu.ru/poddelka-podpisi-v-dogovore.html

Договор подписали за директора. Что докажет действительность сделки

Договор подписали за директора. Что докажет действительность сделки

Компания заключила сделку, но со стороны контрагента договор подписали за директора. Суд признает договор действительным, если действия контрагента укажут на одобрение сделки.

Внимание! Вы находитесь на профессиональном сайте со специализированным юридическим контентом. Для чтения статьи может потребоваться регистрация. 

При заключении договора встречаются ситуации, когда со стороны контрагента расписывается не директор. Через какое-то время контрагент прекращает исполнять обязательства, поскольку в договоре чужая подпись. Контрагент настаивает, что это сделка неуполномоченного лица. Если договор подписали за директора, компании потребуется подтвердить, что фактически контрагент одобрил сделку.

Если договор подписали за директора, суд признает недействительность соглашения

Одной из причин споров о заключенности договора является проблемная подпись.

Подделка подписи в договоре или сделка неуполномоченного лица влекут незаключенность или недействительность соглашения.

Когда компания требует в суде взыскать задолженность по поставке, подряду или за оказание услуг, контрагент может настаивать, что не участвовал в заключении договора. Контрагент доказывает, что:

  • договор вместо директора подписал человек, который не обладал полномочиями и действовал без доверенности или с недействительной доверенностью, либо
  • договор подписали за директора путем фальсификации.

Суды принимают в качестве доказательства показания директора и результаты экспертизы почерка (постановления АС Московского округа от 23.03.15 по делу № А40-68442/11, АС Восточно-Сибирского округа от 10.02.16 по делу № А19-6703/2015).

Срочное сообщение для юриста! В офис пришла полиция

  • Сохраните и распечатайте памятку сотрудникам

Суды считают сделку неуполномоченного лица заключенной в его собственных интересах (определение ВАС РФ от 12.01.12 № ВАС-16959/11 по делу № А46-17171/2009).

Но в ряде случаев суд не может так поступить, поскольку договор в силах исполнить только сам контрагент. Например, когда чужая подпись в договоре появляется не в основном соглашении, а в дополнительном, или в документе о расторжении сделки. Подобный договор признают ничтожным (п.

6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 23.10.2000 № 57, постановление ФАС Дальневосточного округа от 07.02.12 по делу № А51-3316/2011).

Подделка подписи в договоре влечет его недействительность

Если договор подписали вместо директора и сфальсифицировали его подпись, чаще всего такое соглашение признают недействительным со ссылкой на ст. 168 ГК РФ. На этот итог не повлияет установление личности подделавшего.

Имитация чужой подписи в договоре незаконна, это фальсификация документа (постановление АС Московского округа от 19.02.15 по делу № А41-47097/13, определение ВС РФ от 31.07.15 № 308-ЭС15-10414 по делу № А53-6874/2014, постановление АС Волго-Вятского округа от 21.06.

16 по делу № А43-23428/2015).

При этом есть примеры, когда суд сочтет сделку незаключенной, если договор подписали за директора и имитировали его подпись (постановление Второго ААС от 10.12.15 № 02АП-9574/2015 по делу № А28-11941/2014).

Фактическое одобрение сделки сохранит ее, хотя договор подписали за директора

Чтобы компании удалось взыскать деньги с контрагента-должника, нужно доказать последующее одобрение сделки (п. 1 ст. 168 ГК РФ). При этом не важно, договор вместо директора подписал человек без полномочий, или подпись подделали.

Если контрагент исполнял обязательства в рамках спорного соглашения, суд сочтет это одобрением. Факт исполнения указывает действительность договора и заключение его в интересах контрагента-должника (постановления АС Волго-Вятского округа от 21.06.

16 по делу № А43-23428/2015, АС Западно-Сибирского округа от 06.12.16 по делу № А45-11153/2015).

Однако суды решали иначе, если подделку подписи в договоре выявили для соглашения, которое заключили до 1 сентября 2013 года. Предыдущая редакция ст. 168 ГК РФ признавала подобные сделки ничтожными.

К таким сделкам норму о последующем одобрении применить нельзя. В таком случае, если договор подписали за директора, сделку не сохранить (постановления Президиума ВАС РФ от 10.01.

03 № 6498/02 по делу № А50-14081/2000-Г-12, АС Дальневосточного округа от 21.09.16 по делу № А51-31346/2014).

  • Подпись есть, полномочий нет. Как получить оплату

Источник: https://www.law.ru/article/21670-dogovor-podpisali-za-direktora-deystvitelnost-sdelki

Договор от имени контрагента подписал лжедиректор. Как отстоять действительность сделки

Договор подписали за директора. Что докажет действительность сделки

Основной вопрос: что грозит компании в случае заключения сделки с контрагентом, от имени которого договор подписал директор, который был незаконно назначен или лишен полномочий?

Решение: если генеральный директор был незаконно назначен из-за нарушения процедуры принятия такого решения, то есть шанс, что сделка останется действительной. А если имели место мошеннические действия, то сделка будет признана ничтожной.

Перед заключением сделки юристам приходится проверять не только содержание договора, но и полномочия генерального директора, который совершает сделку от имени контрагента.

Это связано с риском признания сделки ничтожной в случае, если лицо, которое позиционировало себя в качестве директора, на самом деле не могло действовать от имени контрагента, в том числе подписывать договоры.

Однако на практике распространены ситуации, когда даже после тщательной проверки полномочий директора, запроса выписки из ЕГРЮЛ сделки все равно признаются ничтожными на основании статьи 168 Гражданского кодекса.

Например, если выясняется, что решение о назначении нового единоличного исполнительного органа было оспорено уже после подписания им договора, хотя на момент его подписания компания еще не могла знать, что решение о назначении директора недействительно. Правда, последняя судебная практика показывает, что при определенных обстоятельствах доказать действительность такой сделки все-таки возможно.

Решение о назначении директора оспорено из-за нарушения корпоративных процедур

Положения пункта 1 статьи 183 Гражданского кодекса о том, что такая сделка будет считаться совершенной от имени и в интересах совершившего ее лица, не применяются, поскольку орган юридического лица не является представителем компании (постановление Президиума ВАС РФ от 08.10.02 № 6113/02).

На практике, даже удостоверившись в наличии у генерального директора полномочий по данным Единого государственного реестра юридических лиц (далее – ЕГРЮЛ), можно попасть в достаточно неприятную ситуацию.

К примеру, компания проверила полномочия по реестру, заключила сделку, а потом акционер контрагента оспорил решение о назначении генерального директора.

Обычно такие сделки признаются ничтожными на основании статьи 168 Гражданского кодекса как совершенные лицом, не имеющим на это полномочий в силу закона, а именно статей 53 и 209 Гражданского кодекса.

Но в 2007 году в судебной практике наметилась новая тенденция, связанная с необходимостью защиты интересов контрагентов.

Ведь при заключении сделки он может и не догадываться о том, что у директора, подписавшего договор, не было полномочий.

Например, если решение о назначении генерального директора было оспорено в суде по причине отсутствия кворума на собрании уже после того, как сделка была заключена.

Nota bene!

В проекте Гражданского кодекса проблема заключения сделок с лжедиректорами решена следующим образом: можно будет полагаться на запись в ЕГРЮЛ о директоре, но если эта запись внесена мошенническим путем в результате противоправных действий, то тогда сделка будет недействительной (п. 2 ст. 51 ГК РФ в редакции проекта).

В закрытом акционерном обществе (далее – ЗАО) совет директоров несколько раз составлял решения о назначении одного и того же директора. В этот период назначенный директор заключил договор на ведение реестра владельцев ценных бумаг.

Впоследствии все решения совета директоров о назначении единоличного исполнительного органа были признаны судом недействительными. ЗАО обратилось с иском о признании этого договора незаключенным. Суд первой инстанции удовлетворил иск.

Апелляция решение отменила, в иске отказала, поскольку подписание договора неуполномоченным лицом свидетельствует о недействительности сделки, а не о незаключенности.

А отсутствие у директора полномочий не было подтверждено, поскольку на дату подписания договора именно он числился в ЕГРЮЛ как единоличный исполнительный орган, что подтверждала выписка из реестра. Кассация встала на сторону суда первой инстанции. Все точки расставил Президиум ВАС РФ.

Он указал, что не было доказательств того, что контрагент знал или должен был з
нать об обстоятельствах, свидетельствующих о недействительности решения совета директоров. То есть бремя доказывания этих обстоятельств ВАС РФ возложил на истца.

Но самый важный вывод заключался в том, что признание судом недействительным решения совета директоров об избрании или назначении генерального директора не является основанием для признания договора недействительным либо незаключенным, если сделка совершена до вступления в силу решения суда. Поэтому в силе остался судебный акт апелляции об отказе в признании сделки недействительной (постановление Президиума ВАС РФ от 24.07.07 № 3259/07).

Таким образом, можно сделать вывод, что конфликт между акционерами или участниками обществ не должен касаться третьих лиц. А сделки, совершенные директором до того, как было оспорено решение о его назначении, не могут быть признаны ничтожными.

Тем более если компания доверилась данным из ЕГРЮЛ. Но стоит учитывать, что здесь речь идет только о конфликте, связанном с ошибками при оформлении решения о назначении директора.

Это может быть ситуация, когда решение принято в отсутствие кворума или с нарушением компетенции органа, принимающего такое решение.

Но на признание сделки действительной рассчитывать не приходится, если на момент подписания договора в ЕГРЮЛ числился новый директор, а сделку совершил бывший. Такое возможно, если контрагент не проверил данные из реестра либо изначально знал, что директором является абсолютно другое лицо, но при этом заключил с ним договор.

Подобная ситуация описывается в постановлении Президиума ВАС РФ от 03.11.09 № 9035/09 . В целом это дело напоминает предыдущий пример: сначала было оспорено решение собрания акционеров о назначении директора из-за отсутствия кворума на собрании. После этого был подан иск о признании недействительным договора купли-продажи акций, заключенный в период действия лжедиректора.

Казалось бы, как и в деле № 3259/07, контрагент не мог знать о том, что директор был назначен незаконно. Однако при рассмотрении этого вопроса, в частности о добросовестности контрагента, выяснилось, что уже за месяц до заключения договора в ЕГРЮЛ числился новый директор.

Такое поведе
ние было признано недобросовестным, поэтому Высший арбитражный суд поддержал позицию нижестоящих судов, подтвердив правомерность признания сделки недействительной.

Решение о назначении директора принято в результате мошеннических действий третьих лиц

Все гораздо сложнее, если директор был назначен в результате реализации мошеннических схем.

К примеру, решение о назначении директора было принято вообще неизвестным лицом, после чего в ЕГРЮЛ были внесены изменения и состоялась продажа имущества.

В этом случае, как правило, защиту получают компании-продавцы по заключенному договору, даже несмотря на то, что контрагенты тоже могут не знать о мошенническом назначении директора. Вот показательный пример.

Некий гражданин подал в налоговую протокол собрания участников, в котором было указано, что участник, имеющий долю 54,5 процента, исключен из общества, с него же сняты полномочия генерального директора, а гражданин-заявитель стал новым директором. Эти изменения были зарегистрированы в ЕГРЮЛ.

Впоследствии новый директор продал объект недвижимости другой компании. За полтора года здание поменяло еще пять собственников. После того как все эти обстоятельства выяснились, участник общества оспорил решение собрания и обратился с иском об истребовании здания из незаконного владения последнего приобретателя.

Суды первой и апелляционной инстанций отказали в иске. Однако кассация и Президиум ВАС РФ не согласились с такой позицией.

Надзорная инстанция указала, что признание судом недействительными решений собрания само по себе не является основанием для того, чтобы считать ничтожными сделки этой компании, совершенные до признания этих решений недействительными.

Но здесь нужно было учесть и другие
обстоятельства, а именно тот факт, что имели место мошеннические действия.

В частности, корпоративные решения участниками общества в действительности не принимались, свою волю на выбытие имущества из владения компании ни участники, ни органы юридического лица не выражали, выбытие имущества произошло помимо воли общества в результате противоправных действий иных лиц. Таким образом, суд кассационной инстанции правомерно применил пункт 1 статьи 302 Гражданского кодекса, предусматривающий право собственника на истребование имущества от добросовестного приобретателя в случае, когда имущество выбыло из владения собственника помимо его воли (постановление Президиума ВАС РФ от 02.06.09 № 2417/09).

Источник: http://ppt.ru/news/118289

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.